Крым: жизнь на перепутье

http://www.stihi.ru http://www.stihi.ru

В конце февраля – начале марта 2017 года мне посчастливилось увидеть Крым. Посчастливилось, поскольку я давно жаждал этого, но как-то не получалось. По разным причинам. В годы бытствования Крыма в составе Украины мне были интересны другие её регионы, а после «крымской весны» я боялся поддаться всеобщей эйфории «крымнаш» и упустить главное. Теперь прошло время и можно взглянуть на события трехлетней давности спокойно и осмысленно, как и на сам Крым, свободный в это время года от летнего засилья мириад туристов, заслоняющих собой всё живое.

Общее впечатление от сегодняшней жизни Крыма и крымчан у меня осталось смешанное. Памятники истории и шедевры архитектуры, конечно, всегда впечатляют. Красота крымской природы даже зимой сверх всяких ожиданий, а вот повседневная жизнь полуострова и его простых жителей - это отдельный и очень непростой разговор. Как мне показалось, Крым сегодня с точки зрения повседневной жизни - очень странное место.

Странное потому, что это уже не Украина, хотя украинского здесь по-прежнему очень много. Начиная с сохранившихся вывесок и объявлений и до крепко устоявшегося за 60 лет жизни сначала в составе УССР, а потом «незалежной Украïны» (с 1954 по 2014 гг.) менталитета жителей полуострова. Писатель и патриот своей страны Олесь Бузина говорил об Украине так: «Главные наши враги — не «москали», не «ляхи», а мы сами. Наша жадность и зависть. Наша инфантильность. Наша вечная надежда на чудо». В полной мере это касается и крымчан.

Их чудо случилось весной 2014 года, когда 16 марта, опасаясь репрессий со стороны новой карательной украинской власти в Киеве, они дружно проголосовали фактически за вхождение полуострова в состав России, а 18 марта Россия приняла их как два новых региона, два новых субъекта федерации – Республика Крым и город федерального значения Севастополь. Но с этого момента для крымчан началось самое сложное – трудный процесс адаптации в новых исторических условиях.

Перефразируя известный украинский слоган, можно сказать, что «Россия – это не Украина!». Это важно понимать, потому что когда крымчане голосовали за Россию, они голосовали за свое личное представление о России, которое далеко от реальности. Возможно, они думали, что как только Крым станет снова русским, все в одночасье преобразится – дороги станут идеальными, зарплаты и пенсии большими, а жизнь несказанно счастливее. Но этого не случилось ни на утро 19 марта 2014 года, ни сейчас, через три года после тех знаменательных событий. Этого ожидаемого чуда так и не произошло.

Теперь уже очевидно, особенно когда гуляешь по улицам столицы Крыма – города Симферополя, что у жителей полуострова изначально были сильно завышенные ожидания, а Россия их якобы «не оправдала». Заметно и то, что накал эмоций, сопровождавших «Крымскую весну», спал. Почти совсем. Крымчане уже, кажется, начинают понимать, что Россия это не райское местечко, где можно ничего не делать и все будет. Как в Индии или в Доминикане, когда можно сидеть под пальмой и ждать когда упадет кокосовый орех. Мой опыт командировок в Индию показал, что и так жить можно. Но не в России.

Россия это сложная страна. Страна, которая еще не оправилась от «геополитической катастрофы» 1991 года и, наверное, еще долго не оправится. В России есть много депрессивных и неухоженных городов в глубинке, умирающие деревни и кризис идентичности. Да, Россия не развалилась на десятки враждующих между собой удельных княжеств только благодаря своей исторической памяти и общим культурным кодам и ценностям, таким как Великая Победа 1945 года. Россия развивалась и развивается несмотря ни на что.

А что Крым? Все 23 года пребывания в независимой Украине Крым жил прошлым, все время ждал какого-то рывка. Но куда? В этом и заключается, как мне кажется, суть проблемы. Наблюдая за повседневной жизнью крымских городов и поселков, мне стало очевидно, что Крым вернулся в 1991 год. В то удивительное время, когда завышенные ожидания владели умами всех советских граждан, грезивших, что за новым поворотом истории наступит полное благоденствие и процветание. Причем - сразу, в одночасье. Крым сделал свой рывок и вернулся в страну, которой больше нет и уже не будет никогда. И они это, как мне кажется, начинают, наконец, осознавать.

Интересное наблюдение. Украина в 2014 году пошла по пути тесного союза с «коллективным Западом», а Крым и Донбасс (самопровозглашённые ДНР и ЛНР) – с Россией. Но ожидания и там, и там были одинаковыми. И в обоих случаях – обманчивыми, поскольку одни только ожидания без планомерной и кропотливой работы никогда ничего не дают. Это жизнь. Россия поняла это и за прошедшие два десятилетия прошла долгий и трудный путь преодоления себя. Уже начинают вырисовываться вполне различимые ориентиры нового устройства страны. Далекие, конечно, от идеальных, но вполне реальные.

А что Крым? Украинский менталитет, а особенно менталитет её южных регионов, таких, как Одесса, а до недавнего времени собственно сам Крым, предполагает неторопливость, истому и ожидание, что кто-то за них все сделает. В случае с южными регионами этот «кто-то», конечно, туристы, которые ежегодно везут с собой миллионы рублей, чтобы оставить их в магазинах и кафешках любого приморского городка. В этом смысле в Крыму ничего не изменилось.

Инфраструктура Крыма за три года в составе Российской Федерации принципиально не улучшилась, новое жилье мало строится; условия обслуживания и проживания все те же, что и 20 и 30 лет назад, показанные еще в известных советских фильмах 1980-х годов. Чего стоят остервенелые бомбилы у симферопольского аэропорта, которые только что силком не затаскивают тебя в свои транспортные средства, чтобы за «какие-то несчастные 400 рублей» довези тебя до города, до которого можно доехать за 12 рублей на рейсовом троллейбусе!

Крым на перепутье. Да, сейчас на полуострове мир и спокойствие, и за это крымчане искренне благодарны России. В Симферополе в самом центре города стоит памятник «Вежливым людям» около здания Верховного совета Республики, где в памятные дни конца февраля 2014-го разворачивались главные события «крымской весны». Каждый год в эти дни крымчане теперь вспоминают об этих событиях, фотографируются у памятника и думают о будущем. С надеждой смотрят на Россию, но все отчетливее понимают, что все теперь зависит только от них самих. Какое же это будущее?

По последним исследованиям ВЦИОМ, эффект «крымской весны» исчерпал себя, и Россия вместе в Крымом приняла «холодный душ» экономического кризиса, но в то же время крымчане и россияне и сегодня готовы повторить тот исторический выбор, который они сделали в марте 2014-го года. Даже при той цене, которую мы платим за этот непростой выбор. А это значит, что эйфория первых лет возвращения Крыма в «родную гавань» трансформируется в созидательный импульс. Импульс, который, надеюсь, направит все силы крымчан на поиск своего места в современной России.

Для этого крымчанам придется расстаться с украинской «нахлебнической» ментальностью и начать, наконец, работать. А если Крым хочет стать как в советские годы по-настоящему российской туристической меккой, крымчанам придется отказаться и от легкомысленных надежд, что «туристы и так приедут». В контексте открытия в 2017 году более дешевых и качественных курортов Египта и Турции большинство туристов в Крым не поедут. А это значит, что крымчанам придётся приложить все возможные и невозможные усилия, чтобы Крым стал привлекательным местом для туристов с любым уровнем достатка.

Эти простые выводы могут показаться банальными, но в настроении крымчан, с которыми мне довелось общаться, чувствовалось, что они вроде бы даже и понимают это, но как-то не стремятся всерьез взяться за дело и достичь желаемого результата.

Какой еще им нужен рывок или чудо, что осознать, наконец, что Украина закончилась? Закончилась окончательно и бесповоротно. А Россия не наступит никогда, если они ничего не сделают для этого. А пока, гуляя по улицам городов и поселков Крыма, я чувствовал себя именно как в украинских городах, где мне довелось бывать часто. Очень надеюсь, что в следующий мой приезд на полуостров Крым станет по-настоящему русским не на словах, а на деле. 

Алексей Дьяконов, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня», заведующий библиотекой Нижегородской духовной семинарии – для Агентства ФинЭк

 

 

Мнение эксперта

Андрей Бунич: Не надо заимствовать набор ценностей у других, нужно возвращать свой

Я считаю, что наличие статьи в Конституции России, запрещающей идеологию, вовсе не означает, что в обществе не может быть какой-то национальной, государственной системы ценностей. Более того, в любом обществе такая система существует. Речь, очевидно, идёт…

Интервью

Павел Святенков: СССР «поскользнулся» на комплексе неверных идей

В последнее время в нашем обществе всё более активизируется дискуссия о том – нужна ли России государственная идеология или нет.  Агентство СЗК попросило известного российского политолога и публициста Павла Святенкова высказать свою точку зрения на…

Коротко

Митрополит Серафим о виновнике раскола православия

«Я был очень глубоко опечален, услышав о прерывании церковного общения патриархата России с Вселенским патриархатом. К этим печальным и плачевным результатам привело упорство Константинопольского патриархата по предоставлению автокефалии украинским раскольникам, которые отделены от нашей святой Православной церкви, то есть от всех православных патриархатов и поместных автокефальных православных церквей, и составляют незначительное меньшинство украинского народа».

    СЕРАФИМ, митрополит Кифирский и Антикифирский, Греция

    На злобу дня

    Талейран о прошедших по стране акциях протеста против пенсионной реформы

    "Искусство расставить нужных людей в нужных местах — начало науки управления, но найти места для недовольных, трудней всего".

      Шарль Мори́с де ТАЛЕЙРАН-ПЕРИГОР, французский политик и дипломат

      Появилась возможность стать обладателем уникального коллекционного издания — полного альбома картин, графики и карикатур, нарисованных великим русским мыслителем Александром Зиновьевым.

      Книжный

      Журнал «Аврора», выпуск №3–2018 г.

      Третий выпуск журнала «Аврора» за 2018 год вышел и поступил в продажу.   Рубрику «Проза» открывает Ольга Аникина. Ее рассказы «Мулибак» и «Самсон» станут настоящими…

        Go to top