Что делать с неолиберальной экономикой в России: совершенствовать или менять?

Фото: Агентство СЗК Фото: Агентство СЗК

Если задать вопрос практически любому взрослому россиянину: «Какая у нас сегодня экономическая система?», то большинство «респондентов» с уверенностью скажет: «Капиталистическая». Более продвинутые опрашиваемые, наверняка, уточнят: «Российская экономика неолиберальная». 

Действительно, после развала Советского Союза и соответствующего демонтажа социалистической экономики наши «впередсмотрящие» стали активно насаждать в стране неолиберальную экономическую модель. 

Неолиберализм в России стал реальностью как результат встраивания в глобальную экономику. Стоит заметить, что встраиваться в глобальный рынок помимо России стали и многие страны бывшего советского лагеря, а также Китай. И у всех получились разные результаты. Скажем, Китаю удалось осуществить программу индустриализации страны и развития, у него получилось сохранить социальную систему и начать ее модернизацию. Более того, «китайская модель» стала выступать реальной альтернативной западному проекту глобализации. Что же касается России, мы свой социальный и экономический проект успешно похоронили и живем фактически по неолиберальным (в первую очередь, в экономической и социальной сферах) правилам, заимствованным (или навязанным нам) у Запада. 

Неолиберализм – это то направление в экономике, которое ставит во главу угла организации хозяйствования принцип невмешательства государства в процессы регулирования отношений между субъектами торговых, производственных, словом, экономических отношений. Ядро неолиберальной концепции составляет тезис о функциональной самодостаточности рыночного механизма. 

Помните гайдаровский тезис о невидимой руке рынка, которая все, мол, наладит и расставит по местам? Апологеты неолиберализма и по сей день уверяют нас, россиян, что по неолиберальным законам живут экономики всех «цивилизованных» стран, в первую очередь, конечно, США. 

В действительности, неолиберального, свободного рынка в масштабах национальных экономик никогда и нигде не существовало. Это – скорее, некий идеологический постулат, а не реальная практика регулирования экономических процессов. 

Например, видный западный экономист Джон Гэлбрейт в одном из интервью так высказался о «свободном рынке» и его апологетах. «Говорящие - а говорят об этом бойко и даже не задумываясь - о возвращении к свободному рынку времен Смита не правы настолько, что их точка зрения может быть сочтена психическим отклонением клинического характера, - считал Гэлбрейт. - Это то явление, которого у нас на Западе нет, которое мы не стали бы терпеть и которое не могло бы выжить». 

В общем, получается, что вопрос о неолиберлизме в нашей экономике – совсем не праздный. И как раз именно этой теме – что делать с неолиберальной экономикой в современной России: совершенствовать или менять? - было посвящено очередное заседание Зиновьевского клуба, прошедшее на днях в пресс-центре МИА «Россия сегодня». 

Главным докладчиком на заседании был Игорь Костиков, председатель Совета «Союза потребителей финансовых услуг» («Финпотребсоюз»), руководитель Института фондового рынка и управления. 

Костиков считает нашу неолиберальную модель экономики неэффективной и очень проблемной. В том смысле, что она вызвала к жизни целый ряд проблем, которые сама не способна разрешить. 

В частности, к числу таких проблем Костиков относит последствия несправедливого раздела имущества в 90-е годы, неэффективное налогообложение и плохо функционирующие законы, в частности, антимонопольные. 

Среди решений, которые предложил Костиков, - перераспределение приватизированной собственности с помощью введения системы прогрессивного  налогообложения. 

Второй докладчик экономист, глава «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андрей Бунич не согласился с тезисами Костикова. В частности, он отметил, что перераспределение собственности приватизированных в 90-е годы крупных госактивов уже произошло. Сегодня государство вернуло себе большие доли этих активов во многих областях экономики. Поэтому сейчас что-либо в очередной раз перераспределять – неэффективно и по большому счету нереально. 

Более того, Бунич считает, что нынешнюю экономику страны вообще вряд ли можно считать неолиберальной – с точки зрения экономиста, нашу модель можно вполне назвать «неоколониальной». Она страдает множеством проблем и очень неэффективна. В частности, это относится к финансовой системе страны, которая, как считает Бунич, совершенно не способна решать задачи ускорения экономического и социального роста. И ее необходимо кардинально перестраивать. 

Коснулся Бунич и проблем инвестиций. С его точки зрения, в стране есть неиспользованный внутренний резерв, который способен дать инвестиции для развития экономики, разбудить экономическую активность множества экономических субъектов страны. Такими источниками, с точки зрения Бунича, могут стать кредитные кооперативы, кассы взаимопомощи, судные или сберегательные ассоциации и т.д. 

Политолог Дмитрий Куликов считает, что если государство и сможет вернуть себе приватизированные активы тем способом, который предложил Костиков, оно все равно не сможет грамотно и с пользой для всех распорядится ими. Ведь в стране нет подходящих экономических условий, нет рынков и поэтому инвестировать некуда. 

Политолог, доцент НИУ ВШЭ Павел Родькин считает, что ныне попытки преодолеть тупик неолиберализма напоминают растянувшийся «эволюционный» процесс отмены крепостного права в России XIX века. Элиты вообще ничего не хотят менять, а власть боится резких движений. 

Философ и публицист Искандер Валитов высказал точку зрения, что сегодня в условиях санкционной политики Запада российская экономика фактически отрезана от внешних инвестиций. И это дает возможность развивать внутренние источники и уйти таким образом из-под опеки западных стран и начать идти своим путем. Вопрос только в том – куда нам надо двигаться? 

Как заключила сопредседатель Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Ольга Зиновьева, мы никак не можем избавиться от навязанной нам, нашей экономике «западнизации». И мы вот уже в течение 25-ти лет ориентируемся на Запад, играем в чужой игре, отвечаем на внешние вызовы. 

Наверное, сейчас никто не знает точно, как нам выработать свою собственную модель развития, и что это будет за модель – это, в частности, продемонстрировало заседание Зиновьевского клуба. Но совершенно очевидно одно: перспектива экономического роста и развития России напрямую связана с преодолением сохраняющих свое влияние мифологем неолиберальной теории. 

Вадим Лапунов, Агентство СЗК

 

 

Мнение эксперта

Фото: http://www.rusfact.ru

Слышать об унижениях, которым подвергаем МОК наших спортсменов, горько и обидно. Надо ли говорить, что с СССР никто и ни при каких обстоятельствах не смел бы так поступить. Всем понятно, что за действиями никого не…

Интервью

Джульетто Кьеза: Существование России – это единственный фактор, способный остановить Запад

Джульетто Кьеза - один из самых известных в мире журналистов и писателей. Он был московским корреспондентом таких газет, как «Унита» (1980—1990) и «Ла Стампа» (1990—2000). Автор многих громких расследований, связанных с политикой мировой финансовой закулисы. …

Коротко

Сергей Железняк о цене европейского гостеприимства

"Миграционная политика большинства европейских стран продемонстрировала свою ущербность. Проблема заключается в провальной стратегии европейских политиков в отношении мигрантов и отсутствии навыка выстраивания цивилизованного диалога с расширяющимся кругом национальных и религиозных групп, которые грозят в ближайшем будущем полностью изменить лицо современной Европы".  

    Сергей ЖЕЛЕЗНЯК, член Комитета Госдумы РФ по международным делам

    На злобу дня

    Луций Анней Сенека о задержании во Франции олигарха-сенатора Керимова

    "Лучше иметь не деньги, а власть над теми, у кого они есть".

      Луций Анней СЕНЕКА, римский философ

      Очередная серия киноальманаха, посвященного творческому наследию Александра Зиновьева

      Книжный

      Александр Широкорад - «Союз, который мы потеряли»

      Ностальгии по СССР посвящено уже немало книг. Военный историк, писатель и публицист Александр Широкорад написал еще одну - «Союз, который мы потеряли». Как жили в…

        Go to top