Ольга Великжанина: Что читать – Пушкина или Акунина?

Результаты недавнего опроса, проведенного «Левада-Центром» среди 1600 россиян, стали предметом пристального внимания британской Guardian. Оказалось, что в нашей стране практически не интересуются произведениями современных авторов, предпочитая им проверенную классику. На просьбу назвать великих русских писателей наши люди – какая неожиданность! – во главу списка поставили Пушкина, Толстого и Достоевского. 

Что же привлекло внимание и буквально возмутило солидную Guardian в этом опросе? 

А то, что в предпочтениях россиян газета усмотрела влияние путинской пропаганды! Неужели это лучшее, что есть в русской литературе? – вопрошает Guardian. Почему такие писатели, как автор «остроумных» детективов Акунин, «мастер научной фантастики» Пелевин, «смелая в высказываниях» Улицкая, оказались в конце списка, а лауреат трех главных литпремий России Шишкин и вовсе в него не попал. Да и Светлану Алексиевич, как показал опрос, в России не читают. А ведь это всё либеральные авторы, уважаемые в Европе и США за их ярко выраженную гражданскую (читай, антипутинскую) позицию. 

Почему так? 

Да потому, по мнению газеты, что россияне в своей любви к «нашему все» Пушкину оказались «под гипнозом» советской традиции и Путина. Им почему-то не хочется вникать в произведения современных российских авторов, которые «нередко отличаются мрачным колоритом и требуют напряжения мысли». Нашего примитивного читателя не привлекают ни «запутанное переплетение сюжетных линий», ни «густые заросли средств художественной выразите-льности», ни «жестокая, завуалированная сатира». Ему, видите ли, Пушкина подавай! 

А кроме того, уверена Guardian, в стране насаждается женоненавистничество. Иначе, чем объяснить отсутствие в списке читательских предпочтений женских имен? А ведь в современной России есть много писательниц, «чьи в высокой степени оригинальные произведения вдохновляют на размышления». 

Словом, антифеминизм вкупе с дремучим пристрастием к классической литературе. Стоит напомнить, что гендерное равенство – это один из двух столпов, на которых держится идеология современного западного мира. Второй – защита прав геев, лесбиянок и прочих любителей нестандартных половых отношений. 

И кто-то после этого смеет рассуждать о нецивилизованной российской пропаганде? 

Даже риторически Guardian не задается вопросом: а может, все дело в том, что художественный уровень современных авторов ни в какое сравнение не идет с вечной классикой? И на каком основании читатель должен отложить в сторону «Анну Каренину» и взять детектив про Фандорина или роман того же Шишкина, перенасыщенный бессмысленными подробностями и метафорами до такой степени, что уже через полчаса чтения становится непонятно, о чем говорилось на прошлой странице и о чем идет речь, в принципе? 

И не надо при этом указывать на звания и литературные премии. Ни для кого не секрет, что большинство сочинений, удостоенных главными литературными наградами, падают в Лету практически сразу после завершения процедуры награждения. Ни для кого не секрет, что сами эти премии давно превратились в переходящие бусы небольшого, надменного племени элитарных литераторов и их немногочисленных поклонников. 

Вот лишь один пример из романа Алешковского, получившего, между прочим, «Русский Букер»: "Нищета фистуляла утиными шажками в кожаных поршнях, от ношения которых пятки растаптывались вширь, как неподкованные копыта, а вросшие в дикое мясо ногти толщиной в пятак люди приучались терпеть до последнего, пока хромота не заставляла расщедриться на полушку для мучителя-лекаря, что вырывал ногти в темной каморке на базаре с громким хеканьем малыми копытными щипцами". И так – на 600 страниц. 

И кто читатель этих предложений, хочется спросить? Этих многословных, скучных, зачастую бессюжетных, переполненных метафорами и аллюзиями, упаднических, постмодернистских текстов? Что за каста посвященных должна приникнуть к этому источнику? На этот вопрос заготовлен ответ – эта литература не для всех. Хорошо. Почему же тогда вы удивляетесь результатам опроса? 

Но для Guardian важно не это, а то, что российский читатель отвергает авторов, политические взгляды которых, по замыслу, должны были бы подтверждаться их художественным авторитетом, которого, как оказывается, нет. И отвергает он их вовсе не потому, что не согласен с ними, а исключительно из-за полного отсутствия интереса к их творчеству. 

У предшественников всех этих Улицких-Акуниных-Шишкиных, с их добровольным и очень уютным «изгнанием» (кто в Германии обосновался, кто в Швейцарии), в арсенале были Солженицын, Некрасов, Владимов, Довлатов. А нынешние?.. 

В итоге надо признать - эта идеологическая бомба не взорвалась. И не взорвалась ровно потому, что, при ближайшем рассмотрении, оказалась муляжом, чего так и не поняли эксперты из Guardian. 

Что же касается пропаганды Путина, то, если она опирается на Пушкина, Толстого и Достоевского, такой пропаганде стоит верить. 

В заключении позволю себе процитировать строки Давида Самойлова: 

 

Вот и все. Смежили очи гении.

И когда померкли небеса,

Словно в опустевшем помещении

Стали слышны наши голоса.

 

Тянем, тянем слово залежалое,

Говорим и вяло и темно.

Как нас чествуют и как нас жалуют!

Нету их. И все разрешено. 

 

Ольга Великжанина, Агентство СЗК

Мнение эксперта

Фото: https://canoe.com

В Польше продолжается снос наших памятников, в странах Восточной Европы все кому не лень называют нас оккупантами, немецкий историк призывает снести звонницу на поле танковой битвы Великой Отечественной войны под Прохоровкой… Интересно, до каких пор…

Интервью

Фото: Агентство СЗК

Закон и справедливость, их наличие или отсутствие, их несоблюдение и попрание, их соотношение и их противоречие – вечная тема для России. Причём, если закон трактуется всеми примерно одинаково как нормативно-правовой акт, устанавливающий границы возможного поведения,…

Коротко

Колинда Грабар-Китарович о самых прекрасных днях в своей жизни

«В то время я работала в Министерстве иностранных дел, где у нас было полно работы до и после операции «Буря» (когда из Хорватии было изгнано более 250 000 и убито 2500 сербов): мы тогда готовили сообщения для международного сообщества. Я хорошо помню эти моменты, это были великолепные дни, что-то неописуемое... (Хорваты) должны быть глубоко благодарны всем, кто участвовал в операции».

    Колинда ГРАБАР-КИТАРОВИЧ, президент Хорватии

    Роберт БЁРТОН, английский священнослужитель, писатель, ученый

    Программа Сергея Шаргунова «Двенадцать», посвященная 20-летию возвращения из изгнания выдающегося русского мыслителя, философа, писателя, художника Александра Зиновьева.

    Книжный

    «Секретные» пушки Кремля»

    Название спецвыпуска (журнал «Оружие» № 7/2019) «Секретные» пушки Кремля» вполне соответствует жизненным реалиям. Уже сто лет кремлевские пушки находятся в закрытой зоне Московского кремля. К…

      Go to top