Как «Генерал Дождь» «смыл» прогнозы Центробанка

Фото: https://tumix.ru Фото: https://tumix.ru

Наполеоновские планы наших финансовых властей по борьбе с инфляцией нарушил «генерал Дождь». Именно он коварно взвинтил цены на плодоовощную продукцию, что выбило общий индекс подорожания товаров за пределы установленных мегарегулятором четырех процентов. Что и говорить, неприятность большая. Настолько большая, что наиболее чувствительные сотрудники ведомства даже впали в шоковое состояние, о чем не замедлили сообщить в средствах массовой информации.

Едва оправившись от потрясения, директор департамента денежно-кредитной политики Банка России выступил перед журналистами и признался, что: «Это выше чем мы ожидали в месячных терминах… Мы ожидали роста в годовом выражении инфляции, мы его ожидали за счет плодоовощной, он просто произошел сейчас чуть быстрее, чем мы ожидали». Что и говорить, фраза получилась так себе. Видимо, последствия шока сказались. По сути, высокопоставленный чиновник не внес никакой ясности. Даже, наоборот, у неугомонных граждан дополнительные вопросы возникли.

Немного странно, что слишком плотно употребляется слово «ожидали». Всегда представлялось, что уважаемый Банк России и «зал ожидания», наполненный «гражданами ожидающими», чем-то должны отличаться. Мегарегулятор на то и существует, чтобы предвидеть ситуацию и предпринимать усилия, направляющие дальнейшее развитие по желательному руслу. «Ожидание» же ассоциируется с созерцательностью, пассивностью и непротивлением грядущим событиям. Тут, как нельзя кстати, вспомнить еще один чиновничий термин, встречающийся в отчетах - «сложились». Например, «в отчетный период цены сложилсь…». Тоже как-то мало наступательности и инициативы, стремления переломить ситуацию в свою пользу.

А вот для того, чтобы не «ожидать», а целенаправленно «воздействовать», надо бы четко представлять причинно-следственные связи, понимать, что от чего зависит, что на что влияет и с какими последствиями. Вот тогда появятся прогнозы, совпадающие с реальным ходом событий. Кроме того, понимание взаимозависимостей подсказывает, какой именно инструментарий необходимо применять в данной экономике в данный отрезок времени. Тогда и шоков от неожиданностей будет значительно меньше, а положительных результатов больше.

Да и сама попытка выдвижения «статистического» аргумента, объясняющего июньский рост цен могла бы быть получше продумана. В средней полосе вроде бы июнь никогда не считался месяцем массового сбора урожая. Поэтому утверждать, что картофель и редис нарушили победную отчетность не вполне корректно. У нас, конечно, преобладает городское население, но у многих остались бабушки в сельской местности, да и дачные участки дают кое-какой опыт в этой области. Не говоря уже о том, что в расчете общего индекса цен плодоовощная продукция занимает более чем скромное место, и удорожание огурцов и салата оказывают на них малозаметное влияние.

Вместе с тем шок – хороший повод задуматься над правильностью своих действий. В данном конкретном случае мегарегулятора в отношении инфляции. Иначе придется кивать на дождь и объяснять инфляционный всплеск ростом цен на дождевики, зонты и калоши вследствие повышенного спроса на них из-за погодных катаклизмов.

Михаил Беляев, главный экономист ИФРУ, ведущий аналитик Агентства СЗК

Книжный

«Взлёт над пропастью. 1890-1917 годы»

Книга доктора исторических наук, профессора МПГУ Александра Пыжикова «Взлёт над пропастью. 1890-1917 годы» посвящена последним трём десятилетиям Российской империи. На этом историческом отрезке сконцентрировалось всё:…

    Go to top