Проблема «длинных денег»? Не проблема, если работает фондовый рынок

Средства для развития бизнеса, а значит и всей экономики (помимо, конечно, бюджета) поступают из трех источников: собственные средства предприятий (заработанная прибыль), банковский кредит и продажа собственных ценных  бумаг на фондовом рынке.  Каждый из источников имеет свои преимущества и недостатки. Собственные средства бесспорно хороши во всех отношениях, но их, как правило, всегда не хватает. Кредит, восполняющий недостаток собственных  средств, приходится возвращать, да еще с процентами. Размещение ценных бумаг, к коим относятся акции и облигации,  (то есть их продажа будущим владельцам), выпущенных предприятием, дело, бесспорно хлопотное. Однако позволяет получить средства для собственного развития без обязательств их возврата, причем  дивиденды (доход по акции, который представляет часть прибыли) выплачиваются только тогда, когда такое решение выносит собрание акционеров. А оно ведь может решить, что вся прибыль этого года должна пойти на улучшение производства, что приравняет дивиденды к нулю.

Многие страны с развитыми рыночными отношениями (так называемая англо-саксонская модель, в отличие от германской , базирующейся преимущественно на кредите) широко используют этот инструмент. При этом выгоду получает не только компания, продавшая свои ценные бумаги от так называемого «первичного размещения». На выгоду рассчитывают и покупатели. Соображений может быть несколько: купив большой пакет, можно рассчитывать на участие в управлении, получать дивиденды (доход на акцию), рассчитывать на рост курса ценной бумаги (если дела у предприятия пошли в гору), а при достаточной квалификации и аналитических способностях можно, постоянно покупая и продавая ценные бумаги с учетом колебаний их сиюминутной стоимости, улавливать микроскопические разницы в ценах (котировках) и таким образом приумножать свое благосостояние. Спекуляции, к которым у нас до сих пор прохладное отношение? Не совсем. Наличие развитого рынка ценных бумаг позволяет, во-первых, предприятиям получать необходимые для развития деньги, во-вторых, осуществлять перелив средств из неперспективных отраслей в более передовые и растущие (структурная перестройка рыночными методами без каких-либо надуманных реформ), в – третьих, сглаживать излишне острые колебания курсов. Придавая рынку стабильность и в известной мере предсказуемость.

Характерно, что фондовый рынок нормально функционирует и в полной мере выполняет свои, несомненно, полезные функции тогда, когда на нем присутствует большое число участников, которые непрерывно осуществляют акты купли-продажи. Это называется «глубиной» рынка. И именно она - глубина - дает возможность почти гарантированно продать бумаги или купить. На таком рынке всегда кому-то надо выполнить какие-то операции – кто-то формирует стратегический портфель, кто-то «играет» на колебаниях курсов, кто-то покупает еще не раскрученные акции компаний передовых отраслей, рассчитывая, что дела у них пойдут хорошо  и на этом удастся заработать, кто-то, наоборот, сбрасывает бумаги, фиксируя прибыль или разочаровавшись в компании. Иными словами, вариантов купли-продажи очень много.

При этом весьма важно, но и на рынке крутятся деньги не только толстосумов, но и простых граждан. Фондовый рынок выступает в роли механизма, аккумулирующего распыленные и временно бездействующие средства населения и направляющего их в  предприятия. Любой гражданин, купивший акцию, осуществляет вклад в производственные мощности фабрики или завода, выпустившего эту бумагу. В результате подавляющая масса денег, крутящихся на бирже, поступает именно от физических лиц. Каждый из них в состоянии  отправить на биржевую игру сравнительно небольшую сумму. Но когда игроков миллионы, десятки миллионов, тогда и конечный итог превращается в миллиарды. Их-то и видят в годовых отчетах крупнейших бирж мира.

К сожалению, в нашей стране инвестиционная активность граждан оставляет желать много лучшего. Нельзя сказать, что попытки вовлечь средства нашего населения не предпринимались. И на информационно-рекламном уровне и на инструментальном. Надо заметить, что значительная часть средств от населения поступает на биржу через так называемых институциональных инвесторов - банков, паевых фондов, пенсионных фондов, страховых компаний. Граждане вкладывают деньги в эти финансовые институты, а уже те выходят на рынок. Крупные суммы позволяют осуществлять различные доходные стратегии, формировать оптимальные пакеты, приносящие прибыль, которая потом распределяется между участниками. По оценкам, «непристроенных» в финансовых учреждениях денег населения насчитывается не менее 10 трлн. рублей. Практически второй бюджет!

Но значительная часть  населения, имеющая вкус к риску или аналитике, не прочь попробовать испытать свои собственные силы в этой игре. Работают физические лица  через брокеров. Для того, чтобы оградить инвесторов от чрезмерных рисков их разделили на квалифицированных и неквалифицированных. (Квалифицированные инвесторы допущены к сделкам с более широким кругом ценных бумаг, что, естественно, чревато более высокими рисками). Дополнительно, для привлечения физических лиц на рынок ввели  так называемые «индивидуальные инвестиционные счета», которые даже предусматривают налоговые вычеты. Однако всплеска активности замечено не было. Число открытых и готовых к работе счетов измеряется цифрой с шестью нулями, а реально работают существенно меньше. Поэтому основная проблема заключается в том, как оживить «мертвые» счета.

Естественно предположить, что эта задача должна стать центральной и для мегарегулятора. Мегарегулятор проблемой озаботился, но крен сделал в сторону защиты инвестора от избыточных рисков. (На суд общественности был представлен консультативный доклад «Совершенствование системы защиты инвесторов на финансовом рынке посредством введения регулирования категорий инвесторов и определения инвестиционного профиля»). Несомненно, правильно. Инвестора, неискушенного в правилах и тонкостях игр биржевых акул, следует оберегать. Но при этом не стоит забывать, задача-то в другом. Задача в оживлении рынка, привлечении игроков, увеличении притока средств. Излишняя зарегулированность приводит к прямо противоположному результату.

Рассмотрим инициативу Банка России на одном примере. Остальные потребуют много места и даже в этом случае неспециалисту будут не вполне понятны. Допустим, можно ввести три категории инвесторов (в том числе и со ссылками на международный опыт) и для каждого очертить границы рисков. Можно и нужно установить «инвестиционный профиль», что позволит действовать в интересах клиента (инвестора) наилучшим образом. Но почему доминирующим критерием становятся ограничительные суммы? Почему клиентам со счетом менее 400 тысяч рублей необходимо получать «разрешение» у независимого консультанта? Почему вновь мерилом способности индивидуума оценить свои возможности выступают деньги? Спору нет – финансовый консультант фигура на рынке полезная, и действовать он должен исключительно в интересах своего клиента. Но деньги тут причем? Более того, консультант может только советовать. Финальное решение принимает сам владелец денег. Мало ли способов убедиться, что консультант добросовестно выполнил свои обязанности и его совесть перед клиентом чиста – обязать заполнить документ, что все риски были толково и подробно объяснены, что клиент предупрежден о возможном ущербе, что он понимает, о чем его предупреждают… Но он настаивает. И он не поражен ни в каких гражданских правах. На каком основании отлучать его от рынка? Что в таком случае должно перевесить – риск и потенциальный ущерб одного упрямца или риск отсечь от рынка миллионы потенциальных инвесторов?

Подумать есть над чем. Хотя ответ, вроде бы очевиден.

Михаил Беляев, главный экономист ИФРУ, ведущий аналитик Агентства СЗК

Go to top