Михаил Хазин: С точки зрения государственного управления, нынешний финансовый блок можно просто ликвидировать

Фото: exclav.ru Фото: exclav.ru

В последнее время Центральный банк и Минфин РФ предпринимают ряд мер, направленных, очевидно, на оздоровление финансовой системы, сдерживание темпов инфляции, словом, на поддержку экономики в условиях кризиса. 

В какой степени эти меры эффективны, оправданы или необходимы, корреспондент ФинЭк решил узнать у известного российского экономиста Михаила Хазина.

 - Михаил Леонидович, насколько успешно ЦБ РФ, с Вашей точки зрения борется с волатильностью рубля? 

- Наш Центробанк в мировом соревновании регуляторов  занял бы почетное последнее место. Фактически Центральный банк России вопреки Конституции РФ и Закону о ЦБ свою главную задачу – обеспечение стабильности национальной денежной единицы - решить не в состоянии. То есть он ее решает, но хуже всех в мире. 

- Получается, что проблема волатильности рубля ЦБ не по плечу? 

- Вопрос – сложный. Я не исключаю, что ЦБ просто не хочет решать эту проблему. Представьте себе на секунду, что задача Центробанка  (которая кем-то, когда-то, почему-то поставлена) – обеспечить максимальный отток капитала из России. И тогда наш ЦБ ведет себя абсолютно адекватно.   

То есть в соответствии с этой задачей Центробанк работает в рамках Бреттон-Вудского мандата, основная миссия которого в нынешней ситуации – спасение мировой долларовой системы. В 2014 году Федеральная резервная система остановила эмиссию - не единственный, но главный источник долларов. Значит, необходимо обеспечивать отток капиталов из развивающихся стран в США. Может быть, именно эту задачу решает наш Центробанк? Это, конечно, только гипотеза. 

- ЦБ оставил ключевую ставку на уровне 11%. С Вашей точки зрения, это правильное решение? Или ее надо было менять в ту или иную сторону? 

- Ответа на этот вопрос не существует. Чтобы понимать, что нужно делать (и более или менее внятно объяснять свои решения) – повышать ставку, понижать ее, печатать деньги, уменьшать денежную массу, необходимо иметь стратегию. У Центробанка ее нет. Эта стратегия должна определяться правительством. В теории ЦБ не подчиняется правительству, а в реальности они работают в тесной связке. Так вот, стратегии нет не только у ЦБ, но и у правительства. Поэтому говорить о том, что необходимо делать со ставкой – бессмысленно. Все это можно сравнить с капитаном корабля, который ведет судно без ясной цели, без карты и приборов. 

С точки зрения государственного управления, Центробанк и Минфин (собственно говоря, правительство) можно ликвидировать, поскольку они ничего не определяют и не регулируют. 

- ЦБ вернул российским банкам льготный курс для расчета нормативов по риску на заемщиков. Банки могут пользоваться этим льготным курсом с 1 января по 31 марта 2016 г. Как Вы оцениваете эту меру? 

- Сложно ответить на этот вопрос. Непонятно, какая задача ставится сегодня – сохранить большое количество средних и мелких банков или ликвидировать их. 

Если вы хотите, чтобы в стране оставался и развивался мелкий и средний бизнес, тогда необходимо наличие мелких и средних банков (крупные банки эффективно работать с мелким бизнесом не могут). Но в таком случае эти банки нужно регулировать, чтобы они не превращались в «прачечные» для «отмывания» денег. И вот именно этого и не было сделано – большая часть мелких и средних банков имеют сегодня отрицательный капитал.     

Эти банки надо либо каким-то образом оздоровлять, либо ликвидировать. И это опять же зависит от цели. Если задача – сохранять малый и средний бизнес, тогда банки надо оздоровлять, относиться к ним более жестко. А этого я как раз и не заметил. Например, того, чтобы проверяющие от ЦБ перестали закрывать глаза (вероятно, не безвозмездно) на разные нарушения в банках.  

Мы возвращаемся к тому, что я уже сказал – какова цель, в чем заключается стратегия. Поскольку ни того, ни другого нет, - бессмысленно говорить об эффективности или неэффективности той или иной меры ЦБ. 

- На днях Минфин заявил о рассмотрении возможности введения механизма bail-in -принудительной конвертации вкладов физлиц в капитал в целях повышения устойчивости банков, клиентами которых они являются. Как Вы расцениваете такую меру? 

- Это – конфискационная реформа, которая впервые была опробована на Кипре. Она соответствует мировой практике. Но при этом надо понимать, что она полностью противоречит идее «Священного права частной собственности». И отдавать себе отчет, что у кого-то, действительно, часть вклада конфискуют, а кто-то этой участи избежит, поскольку его заранее предупредят. 

Если мы строим капитализм (я не говорю, что это правильно), то должны к частной собственности относиться очень серьезно. Когда у нас речь заходит о том, чтобы конфисковывать неправильно приватизированные активы, сразу же раздаются голоса – этого делать нельзя, потому что это противоречит мол «Священному праву частной собственности». А вот вводить механизм  bail-in, нарушающий это самое право, - почему-то можно. 

Если же вы наплевательски относитесь к частной собственности, тогда можно национализировать, причем, фактически бесплатно, неправильно приватизированные активы. 

Словом, как в анекдоте про Рабиновича в бане: «Вы определитесь - либо крестик снимите, либо трусы наденьте». 

- Центробанк улучшил ожидания по прибыли российских банков в 2016 году до 200–400 млрд рублей. Насколько, с Вашей точки зрения, этот прогноз реалистичен? 

- Трудно сказать. На эту прибыль оказывает влияние колоссальное количество факторов. Например, это в существенной степени зависит от того, как ЦБ будет регулировать курс рубля. Скажем, чем больше будет волатильность, тем больше выиграют те банки, которые занимаются валютными спекуляциями. Это Сбербанк и ВТБ. 

Потом, что понимается под прибылью банковской системы? Один вариант, когда Сбербанк и ВТБ заработают 100 млрд рублей, а все остальные – 300. Совсем другой, когда эти два банка получат 500 млрд, а остальные будут в убытке – минус 100 млрд. 

- ЦБ планирует увеличить с пяти до десяти лет срок нахождения недобросовестных банкиров в черном списке. В Центробанке считают также возможной пожизненную дисквалификацию недобросовестных банкиров, если они повторят грубые ошибки в управлении кредитной организацией. С Вашей точки зрения, насколько это может повлиять на оздоровление банковской сферы? 

- Возьмем банальную ситуацию. Есть банк, в котором работают честные банкиры, наемные менеджеры. Они, естественно, контролируются владельцем. А тот может заставить банкиров выдавать проблемные кредиты. Причем, на начальном этапе иногда можно обосновать правомерность предоставления таких кредитов. Но проходит время, и эти кредиты не возвращаются. Они были предоставлены аффилированным компаниям. 

Все прекрасно понимают этот механизм, но формальных доказательств обычно не находится. И вот, если менеджмент не выполняет требования владельцев банка, его увольняют. Еще иногда и с «волчьим билетом». 

А если он выполняет эти требования, а потом у банка отбирают лицензию, этот менеджмент опять-таки увольняется с «волчьим билетом», но уже от ЦБ. 

Я считаю, что практика «черных списков» ЦБ, пожизненной квалификации правомерна только в том случае, если наряду с менеджерами, аналогичным способом будут наказывать и владельцев. Причем, если под санкции попадает именно владелец, то разбирательство с менеджером должно происходить сугубо в индивидуальном порядке. 

- Сейчас в стране, в том, что касается финансовой политики, явно присутствуют две позиции, два центра выработки рекомендаций. С одной стороны, Сергей Глазьев, Герман Клименко, советники Президента РФ, с другой, скажем, - глава минэкономразвития Алексей Улюкаев и президент Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков. Что Вы думаете об этой коллизии? 

- У Глазьева есть некий комплексный подход, в рамках которого возможны ограничения (по сравнению с нынешней практикой) по хождению и обороту валюты. Повторю, это – комплексная программа, что является принципиальным моментом. 

Что же касается нынешней политики, в первую очередь финансовой, то она привела к дикому негативу в экономике. И у нас есть дилемма: либо продолжать нынешний курс, либо что-то менять. И Глазьев предлагает один из вариантов политики, альтернативной по отношению к существующей. 

Хочу обратить внимание, что оппоненты Глазьева постоянно выдергивают из его комплексной программы отдельные пункты, что делать совсем некорректно. 

Это - то же самое, как определять нынешнюю политику финансового блока одним лишь фактом – обвалом рубля по отношению к доллару и евро. Между тем, этот блок девальвировал рубль не просто так, бездумно, а потому, что он считает, что таким методом можно де вызвать рост экономики. Другое дело, что творцы обвала что-то недопоняли, поскольку они, судя по всему, плохо разбираются в экономике. Но, тем не менее, ограничиваться простой констатаций: «Они обвалили рубль» - это тоже некорректно.   

 

Мнение эксперта

Фото: https://yandex.ru

Кощунственная реакция главы киевского режима на Православное Рождество внесла ещё один штрих в портрет этого креативно-мрачного персонажа. Совершенно случайного, искусственного и в общем-то жалкого. Попавшего как кур в ощип. Во всяком случае, его никто не…

Интервью

Фото: https://yandex.ru

Инфляция и беспрецедентные санкционные меры, принятые против нас коллективным Западом, сделали в прошлом году свое черное дело. Россияне столкнулись с беспрецедентным за последние годы ростом цен на продукты питания и потребительские товары.  Чем вызвано повышение…

Коротко

Фото: https://yandex.ru

"Это не просто чудовищная либерализация миграционной политики. Это попытка на законодательном уровне создать условия для массового бесконтрольного и безответственного завоза/заезда мигрантов на длительные сроки с их семьями и родственниками, с большим количеством прав и гарантий, но с минимальными обязанностями... Коренных россиян в духе BLM будут ставить на колени в качестве извинений "за грехи Российской Империи и СССР и угнетение народов", а дальше сбудется план по развалу России".

    Кирилл КАБАНОВ, председатель Национального антикоррупционного комитета, член президиума Совета по правам человека

    На злобу дня

    Фото: https://yandex.ru

    "Нельзя выходить на зрителя на таком низком моральном и интеллектуальном уровне. Видите ли, нас учили относиться к своему делу иначе. Если идти на поводу у зрителя, то можно вообще заблудиться. Что сейчас и наблюдается в кинематографе и на телевидении. Мы можем показать к месту и не к месту голый зад. Но это же антиискусство, антиэстетика. Мы же не должны поддерживать ни порок, ни массовый психоз. Иначе не нужна наша профессия. Не нужны ни художники, ни писатели".

      Михаил КОНОНОВ, советский актер

      Россия существенным образом сдала позиции на глобальном рынке научных исследований. На наши работы приходится менее 5% глобальных исследований.

      Книжный

      Фото: https://yandex.ru

      В московском издательстве «Вече» на днях вышла книга известного российского военного историка Александра Широкорада «Нейтралы и союзники в войне против СССР. 1941—1945 гг.».  По политическим…

        Go to top