Александр Аравин: Я просил перенести показ «Красной капеллы», но на ТВ не стали менять сетку… Часть 1

Фото: https://ruspekh.ru Фото: https://ruspekh.ru

В нынешний юбилейный год Великой Победы, телеэкран, как уже заведено, наполняется фильмами и сериалами о войне. В том числе и новинками. Но, можно быть уверенным, что покажут и старые ленты, которые не утратили своей актуальности, а по своим художественным достоинствам не только не уступают творениям молодых амбициозных кинематографистов, а вообще-то превосходят большинство из них. В числе таких классических шедевров, например, киноэпопея «Освобождение», любимый всеми сериал «17 мгновений весны». У этих лент, если сложить число их просмотров за время их существования, даже не миллионная, а сотнемиллионная аудитория. 

Однако есть прекрасные ленты, судьба которых не столь блестяща, хотя по всем признакам они должны бы быть в обойме «лучших из лучших». И один из таких фильмов, по моему мнению, сериал «Красная капелла». Я недавно пересмотрел его и убежден, что это именно так. 

Как и где проходили съемки? Как отбирали артистов на роли? Почему у фильма не столь большая аудитория, как он того заслуживает? 

Об этом наш корреспондент поговорил с режиссёром «Красной капеллы», известным российским кинематографистом Александром Аравиным. 

- Как родилась идея фильма? 

- Это был проект ВГТРК, а инициатива сделать сериал исходила от Валерия Тодоровского, режиссёра, сценариста, продюсера. На дворе стоял 2004 год. И Вы, наверное, помните, что в тот период значение Победы у нас принижалось, практически не снимались фильмы про войну, не говоря уже о разведке. А тут целый сериал о нелегалах, работающих на СССР… 

Тодоровский, перебрав несколько тем, вышел на историю о «Красной капелле». За основу Валера взял книгу французского исследователя Жиля Перро «Красная капелла». Потом Тодоровский обратился к Андрею Горлову, талантливому сценаристу, который с коллегами работал над такими фильмами, как «Дальнобойщики», «Звездочёт», «Закон». А затем уже Тодоровский привлёк и меня, как режиссёра. 

Да, хочу добавить. Музыку к фильму написал А. С. Зацепин, который, по моему мнению, стоит в одном ряду с величайшими композиторами кинематографа - Эннио Морриконе и Нино Рота и другими их калибра. 

И вот что нас удивило, когда мы изучали материал, - одно из самых величайших достижений нашей разведки, да в общем-то и мировой, именно у нас практически неизвестно. 

Слева направо: Александр Аравин, Андрей Ильин, Алексей Горбунов на съемках в Париже. Из архива А. Аравина

Раньше я что-то слышал о «Красной капелле» - она в моем тогдашнем представлении была нечто вроде группы французского Сопротивления, типа «маки». Потом, начав работать со сценарием, по мере накопления материала я стал представлять истинные масштабы этой сети и её вклад в разгром фашизма. Например, организатор и руководитель капеллы Леопольд Треппер, у нас в фильме он выведен под одним из своих псевдонимов Жан Жильбер, на Западе признан одним величайших разведчиков XX века. По некоторым данным, в ЦРУ вплоть до последнего времени тщательно изучали методики работы капеллы. А для французов «Красная капелла» - это чуть ли не национальный символ всего французского сопротивления фашизму. Хотя на самом деле капелла была создана нашими спецслужбами. 

Вот нам и захотелось исправить эту историческую несправедливость в отношении нелегалов - разведчиков, самоотверженно работавших на нашу Победу… 

- Главный герой вашей картины Лео Треппер, руководитель «Красной капеллы», который в фильме выступает под одним из своих псевдонимов Жан Жильбер. Что это был за человек? 

- У Лео Треппера была непростая, но яркая судьба. Родился он в еврейской семье в польском городе Новы-Тарг. Активно работал в социалистическом движении и в коммунистической партии в Палестине. После приезда в СССР в 1932 году Треппер поступил на факультет журналистики Коммунистического университета национальных меньшинств Запада, который закончил в 1935 году, а затем стал работать в иностранном отделе ГУГБ НКВД. 

В 1936 году Треппера встретился с начальником разведуправления Красной Армии Берзиным, который планировал создать антифашистскую разведывательную сеть в Западной Европе. Однако Берзина вскоре арестовали. Тем не менее, в декабре 1938 года состоялась встреча Треппера с новым начальником разведуправления. После этого Треппер отправляется в Бельгию, в Брюссель, где подбирает людей для группы, которая в будущем станет известна, как «Красная капелла». 

Капелла передавал в Центр ценнейшую военную и военно-экономическую информацию. В частности, разведчики сообщили в Москву о точной дате нападения Германии на СССР - но в Москве не поверили этой информации. Ценность сведений капеллы (естественно, для СССР) была такова, что глава Абвера адмирал Канарис в сердцах воскликнул: ««Красный оркестр» стоил Германии 200 тысяч солдатских жизней!». 

После ряда провалов (арестов радистов) гестаповцы вышли на след капеллы и в ноябре 1942 года им удалось арестовать Треппера. Он согласился на радиоигру с Москвой, но одновременно умудрился передать в Центр шифровку о работе под «колпаком». А затем в сентябре 1943 года вообще сбежал от гестаповцев. 

В январе 1945 года Лео Треппер прилетел в Москву, где тут же был отправлен на Лубянку. Его обвинили в связях с Берзиным, расстрелянным в 1938 году, и осудили на 15 лет, а позднее срок сократили до 10 лет. Все эти годы он провел в тюрьме на Лубянке. Его даже попытались «подверстать» к начавшемуся было «Делу врачей». И когда следователь спросил его, почему в «Красной капелле» больше половины её членов были евреями, Треппер ответил: «У моего народа особые счёты с нацистами». После освобождения Трепперу разрешили уехать в Польшу. А затем он перебрался в Израиль. Там он написал книгу воспоминаний «Большая игра». 

- Фильм снимался в Париже и в Риге. Но это было 16 лет тому назад, и нынешние парижане и рижане, как и их страны - они не те, что были тогда. Что Вам наиболее запомнилось из Вашего «страноведческого» прошлого? 

- Запоминающихся эпизодов было множество и в Париже, и в Риге. Скажем, в Риге работалось просто замечательно - тогда не было той конфронтации между Россией и Латвией, которую мы наблюдаем сейчас; нам буквально во всём шли навстречу, всячески помогали в съемках. Я, например, гулял по центру Риги, замечал приглянувшийся мне дом и говорил рижанам: «Мне он нужен для фильма». И всё - тут же получал согласие и разрешение на оформление фасада в парижском стиле времен Второй мировой войны и собственно на съемку. 

Кроме того, нам удалось задействовать в эпизодах чуть ли не всех тогдашних прибалтийских звезд советского кино - Арниса Лицитиса, Улдиса Думписа, Паула Буткевича, Лилиту Озолиня, Гирта Яковлева и других. Все они работали в театрах, не бедствовали. Но в Латвии тогда уже не делали фильмов, а они, видимо, соскучились по камере и съемочной площадке и поэтому без раздумий соглашались на роли второго и третьего ряда и даже на эпизоды. 

В Париже было сложнее. В столице Франции действуют просто какие-то драконовские правила. Например, разрешение на съемку нужно было запрашивать минимум за месяц. Более того, в заявке следовало оговорить не только дату и время съемки, но и точные координаты. То есть не просто указать улицу, а конкретное место на ней, скажем, от дома № 20 до здания № 26. И если, не дай Бог, передвинул камеру на другую сторону улицы, чтобы снять эффектный, с твоей точки зрения, кадр или заехал за границу дома № 26, то есть нарушил строго согласованные условия, могли просто запретить снимать дальше. 

Вообще все кинематографисты считают съемки в Париже просто кошмаром. Когда американскому режиссёру Стивену Спилбергу, который уже имел опыт съемок во французской столице, предложили еще раз снимать там, он отказался: «Я лучше построю декорации в Голливуде, чем буду делать фильм в Париже».

Съемка эпизода с участием Карла Гиринга-Алексея Горбунова. Из архива А.Аравина

 И тем не менее, даже в суровой к кинематографистам французской столице сама тема «Красной капеллы» давала нам такие возможности, которые не снились любым другим съемочным группам. Например, нам разрешили снимать на мосту Александра III через Сену, что в принципе невозможно, потому что запрещено. Никому и никогда не разрешали, кроме нас. Правда, не обошлось без курьезов. Не раз и не два к нам подскакивали возмущенные парижане, в основном преклонного возраста и женского пола: «Я не для того плачу налоги, чтобы наблюдать, как какие-то киношники нагло нарушают правила…». 

Или другой пример. В Париже есть одно из старейших кафе «Буйон Шартье» (Bouillon Chartier), очень популярное заведение, и очередь в него иногда выстраивается как у нас в былое время в МакДональдс. Когда мы заикнулись, что хотим снять там сцену, нам тут же заявили: «Это невозможно. Хозяин заведения категорически против. Он, например, недавно отказал в такой же просьбе режиссёру фильма «Амели» Жану-Пьеру Жене». Но мы всё же рискнули и обратились к хозяину ресторана. И когда он узнал, что мы снимаем фильм о «Красной капелле», то согласие от него мы получили тут же. Причем, никаких денег с нас он не взял. 

Я упоминал о прибалтийских актёрах. А вот с французами, вернее, с одной актрисой, вышла такая история. У нас в фильме есть такой персонаж - Элен Сорель, подруга Жильбера. Её сыграла Елена Ксенофонтова. Но для сериала надо было снять несколько сцен, где действие происходит уже в наше время и там должна была играть наша героиня, только, естественно, сильно «повзрослевшая». Изначально на эту роль планировали Марину Влади. Она согласилась, но к моменту съемок заболела. Мы остановили свой выбор на другой французской звезде - Мишель Мерсье. Она к тому времени мало снималась и охотно, насколько я знаю, откликнулась на наше предложение. Съемки с ней прошли на «ура» - несмотря на свой «звездный» статус Мерсье не капризничала, работала на площадке в полную силу. 

По окончании съемок мы решили ей что-то подарить на память. Только вот что? Кто-то из нашей группы откуда-то узнал, что, оказывается, Мишель любит водку. Да, да, именно водку. Но где взять хорошую русскую водку в Париже? По счастливой случайности у наших латвийских коллег из съемочной группы оказалась с собой бутылка водки «Гжель» в шикарном подарочном исполнении. Вот её мы и презентовали Мишель Мерсье - и она была очень тронута. Сам присутствовал при этом. 

- В Вашем фильме противостояние разведчиков и гестаповцев в очень драматической форме предстает в поединке главных героев - Жиля Жильбера и Карла Гиринга. Как отбирали актёров на эти роли, ведь на них во многом держится весь сюжет? 

- На роль Гиринга, который, кстати, реальный персонаж, вся наша группа не сговариваясь остановила свой выбор на актёре Алексее Горбунове. Я тогда заканчивал работу над фильмом «Лучший город Земли», где играл Горбунов, и мне сразу стало понятно, что Гиринга должен играть Горбунов. С этим была согласна вся группа. Мы настолько были уверены в его актёрских возможностях, что утвердили Алексея на роль руководителя гестаповской зондеркомады, которая охотилась на «Красную капеллу», без кинопроб. 

Но у нас тут же встала проблема - кто будет играть Жильбера-Треппера? Ведь нужен был человек с не меньшим актёрским потенциалом, чем у Горбунова, чтобы не получилось так, что главным героем у нас будет именно Гиринг, а не Жильбер-Треппер. 

Александр Аравин на съемках. Из архива А.Аравина

Искали довольно долго - на пробах побывало много хороших актёров, но все они, в нашем представлении, не подходили. И тут как-то спонтанно появился Андрей Ильин. Я работал с ним лишь на рекламе чая «Высоцкий» (сразу оговорюсь, что эта марка не имеет никакого отношения к Владимиру Семеновичу), но видел его работы в кино. А вот Тодоровский знал Андрея гораздо лучше, поскольку актёр был занят в сериале «Каменская», который продюсировал Валера. Андрей там играл мужа главной героини: несколько застенчивый, всегда на втором плане, в общем - не герой. И вот как-то сидели мы, я и Тодоровский, и кто-то из нас вдруг сказал: «А может быть, попробовать Ильина?». Пауза две-три секунды, и кто-то из нас роняет: «А почему нет? Надо попробовать».Честно говоря, сомнения не покидали до последнего, и пробы мы делали больше для проформы. А когда посмотрели результаты - поняли, с Ильиным мы попали прямо в десятку! 

- Да, с моей точки зрения, именно благодаря этой паре, их противостоянии, интеллектуальной дуэли, растянутой на всю ленту, фильм очень выигрывает, держит внимание зрителя от серии к серии. Это в фильме. А в жизни Андрей Ильин сегодня продолжает сниматься в России. А вот Алексей Горбунов уехал на Украину по политическим мотивам… 

- Вы знаете, я уверен в том, что бывают периоды, когда «болеют» целые страны. Вспомните Германию 30-х - 40-х годов. Мы сами, Россия, тяжело «болели» в 90-е годы прошлого века. Но, кажется, оправилась. А вот сейчас «больна» Украина. А ведь страна - это не только территория, но, в первую очередь, люди. И хорошие, и плохие. И «заболев» вместе со страной, у них что-то переключается в голове - они перестают различать добро и зло, понимать, где одно, а где другое. Вот и Алексей «заболел»… И должно пройти время, случиться нечто, чтобы страна и люди смогли выздороветь. Для нацисткой «опухоли» в Германии понадобился «хирург» в лице Советского Союза и Красной Армии. Что поможет Украине - не знаю, но уверен, что она всё-таки выздоровеет. 

- Я выскажу свою оценку - сериал отличный, и мое мнение разделяют многие знакомые. И в общем-то странно, что он не «прозвучал» в момент своего выхода на телеэкран в 2004 году… 

- Увы, сериал вышел на ТВ 30 августа 2004 года, а 1 сентября случился памятный всем ужас в Беслане… Я в тот момент был в Минске, снимал четвертый сезон сериала «Каменская» и тут же позвонил в Москву - просил, умолял перенести показ «Красной капеллы», но на телевидении сетку менять не стали… Да, сериал периодически показывают на каких-то телеканалах, его смотрят в интернете, но того эффекта, резонанса от премьеры, который мы ожидали, так и не произошло. И дело даже не в том, хорош или нет наш сериал. Нам просто очень хотелось, чтобы люди узнали о наших фактически неизвестных героях, разведчиках. 

А ведь они, действительно, внесли огромный вклад в Победу. И какие люди, какие биографии! Зоя Воскресенская, Иосиф Григулевич… О них и о других надо рассказывать и рассказывать. Или Лео Треппер, главный герой нашего сериала. Ему пришлось, как и многим его соратникам в разных странах, делать нелегкий выбор (у нас в фильме это показано). Надо вспомнить, что перед войной репрессиям подверглась не только Красная Армия, но и советская разведка. И тем не менее, Треппер, зная всё это, честно и самоотверженно работал на СССР, на победу над фашизмом. 

Беседовал Вадим Лапунов, Агентство СЗК

Мнение эксперта

Фото: https://yandex.ru

Грузины откроют границу — американцам они не откажут.  Американцы, как карася, выуживают Армению.  Работают с армянской интеллигенцией через эмиграцию и НКО, тихо внушают на ушко, мол, мы ваши самые лучшие друзья и самые заботливые. Самый…

Интервью

Фото: https://yandex.ru

В России учреждена новая Международная ежегодная премия интеллектуальной литературы имени Александра Зиновьева.  Наш корреспондент попросил Сергея Шаргунова, заместителя Председателя Жюри премии, писателя, журналиста, депутата фракции КПРФ в Госдуме РФ, сопредседателя Союза писателей России ответить на…

Коротко

Фото: https://yandex.ru

"Да, я заметил (что Трамп не ввел санкции против России). Я думаю, что особенно важно, чтобы все, включая и, возможно, в первую очередь президента США, выступили против применения химического оружия в XXI веке".

    Алексей НАВАЛЬНЫЙ, блогер

    На злобу дня

    Фото: https://yandex.ru

    «Лучше проиграть со своими, чем выиграть с чужими, ибо не истинна та победа, которая добыта чужим оружием».

      Никколо МАКИАВЕЛЛИ, итальянский философ, писатель, политический деятель

      Сопредседатель Зиновьевского клуба Ольга Зиновьева, директор института ЕАЭС Владимир Лепехин и Ксения Зиновьева рассказали об опыте участия в выборах законодательного собрания Костромской области.

      Книжный

      Фото: https://yandex.ru

      В издательстве «Алисторус» вышла электронная версия книги военного историка Александра Широкорада «Блокада. Полная картина битвы за Ленинград (1941—1945 гг.). О блокаде Ленинграда писали сотни авторов.…

        Go to top