Павел Святенков: Эпоха нефтяной ренты подходит к концу

Фото: http://natio.today Фото: http://natio.today

В сентябре Россия достигла очередного исторического максимума суточной добычи нефти. По состоянию на 20 сентября ее объем составил 11,75 млн баррелей. Об этом сообщили фактически все значимые СМИ. 

Нефтяная отрасль по-прежнему главный ньюсмейкер в России. Ни одна другая отечественная отрасль экономика не удостаивается такого пристального внимания со стороны российских масс-медиа, как нефтянка». 

Корреспондент Агентства ФинЭк побеседовал о некоторых аспектах российской нефтяной отрасли с известным политологом Павлом Святенковым. 

- Почему все-таки, с Вашей точки зрения, тема нефти столь актуальная для России? 

- Мне представляется, что проблема заключается в том, что Россия делает избыточную ставку на добычу нефти. Громадное государство с населением 140 млн человек долгое время сидело на «нефтяной игле» и рассчитывало на то, что цены на нефть будут беспрерывно расти. Это довольно глупо по нескольким причинам. 

Во-первых, с точки зрения здравого смысла, не может быть бесконечного роста. Во-вторых, Россия никогда не была монополистом на нефтяном рынке и не могла и не может влиять на ценообразование или контролировать его. Ну, и в-третьих, поиск альтернативных источников энергии, который идет в мире, рано или поздно достигнет успехов. Например, уже сейчас в некоторых странах существуют вполне приемлемые в эксплуатации электромобили. И через какое-то обозримое время эти автомобили станут обыденностью. И нефть уже не будет нужна в том количестве, в каком она сегодня востребована на мировом рынке. 

Да, Россия может сколько угодно хвастаться физическим увеличением добычи нефти. Но на мировом рынке нефти сейчас переизбыток. Скажем, в США добывают сланцевую нефть, которая в свою очередь давит на мировой нефтяной рынок, заставляя его падать вниз. Более того, как утверждают эксперты, США уже обеспечили свою собственную энергонезависимость – им нет теперь нужды покупать нефть на Ближнем Востоке, например. Во всяком случае, в тех объемах, как раньше. По аналогичному пути могут пойти и европейские страны. 

Конечно, добывать и продавать нефть по-прежнему необходимо, чтобы зарабатывать на этом деньги для развития нашей экономики. Но делать ставку исключительно на нефть, создавать под добычу нефти политическую систему, похожую на режимы княжеств Персидского залива, которые живут только от перераспределения нефтяной ренты, мне кажется, довольно безрассудно. Время нефтяной ренты, судя по всему, подходит к концу. Ждать, что когда-то цены на нефть невероятно подскочат, и тогда просто поплевывая в потолок на нефтяные деньги покупать все остальные товары у всего остального мира – такая модель уже явно устарела. И нашему правительству давно пора осознать этот факт. 

- С одной стороны, мы увеличиваем добычу нефти. С другой, собираемся заключить договор с Саудовской Аравией о заморозке или даже о сокращении ее добычи. Как это, с Вашей точки зрения, согласуется? 

- Логика мирового нефтяного рынка такова, что попытки создания нефтяного картеля вроде ОПЕК, который в свое время пытался регулировать цены на нефть, оказываются фактически безрезультатными. На рынке слишком много игроков, у которых слишком разные интересы. Поэтому Россия и Саудовская Аравия могут, конечно, сокращая добычу, влиять на цены, но возможности эти ограничены. На освободившуюся часть рынка тут же придут другие игроки, и пробел будет моментально заполнен. 

Стратегия на нефтяном рынке в последнее время заключалась в том, что при падении нефтяных цен и сокращения из-за этого прибылей, нефтяные компании напротив увеличивали добычу. Так поступила Россия и многие другие страны. То есть за счет повышения объема продаж восполнить недостаток доходов, вызванный низкой ценой. 

Россия и Саудовская Аравия могут влиять на рынок. Но в гораздо большей степени большей степени на него влияет то обстоятельство, что никому не нравится отдавать нефть даром или продавать ее за полцены. Поэтому опустить котировки, скажем, до 20 долларов за баррель, конечно, можно, но не совсем понятно, кто за такую цену будет эту нефть производить. Пока что для ведущих игроков слишком низкая цена на нефть не выгодна. В этих условиях сокращается объем инвестиций в разработку месторождений, освоение новых и так далее. А в результате уменьшается предложение. Поэтому серьезное падение цен на нефть, скажем, до 30-20 долларов за баррель, сдерживает то обстоятельство, что основные игроки понимают: если они начнут осуществлять сценарий слишком дешевой нефти, они нанесут очень большой ущерб, в том числе и самим себе. И это, собственно говоря, и сдерживает нефтяные котировки от тотального падения.  

- На наши поставки газа, проекты российских газопроводов в последнее время очень сильно влияет политика. В то же время российскую нефть политика вроде бы обходит стороной. Не может ли, с Вашей точки зрения, сценарий «газовых войн» быть распространен и на российский экспорт нефти?

- У нефти немного другая логистика, нежели у газа. Газ поставляется в основном по трубопроводам. Чтобы произвести сжиженный газ, требуются определенные усилия и затраты. А нефть можно экспортировать не только по трубам, но и в больших объемах перевозить в цистернах.

Следует принимать во внимание и тот факт, что на нашем нефтяном рынке присутствуют несколько серьезных игроков, крупных нефтяных компаний – «Лукойл», «Роснефть», «Татнефть» и другие.  То есть у нас нет такого субъекта, игрока, который бы персонифицировал всю российскую нефтяную отрасль, как это происходит в случае с «Газпромом». Но это не значит, конечно, что нефтяная отрасль менее важна для России, нежели газовая.

Российский экспорт нефти и газа направлен в основном в Европу. И вокруг этого экспорта идет политический и экономический торг, и плетутся геополитические интриги.  Но опять же надо понимать, что может настать момент, когда нынешние объемы поставок нефти и газа не понадобятся Европе. И сегодняшние геополитические маневры вокруг нашего газа, скажем, через 20 лет могут быть совершенно неактуальны. А может быть, это служится и раньше. Поэтому нам нужно уже сегодня готовиться к такой ситуации.

Беседовал Вадим Лапунов, Агентство ФинЭк

Мнение эксперта

Мария Полякова: Децл и поколение «нэкст»

На днях новостной контент был заполнен одной главной новостью, которая возглавила топ Яндекса. Умер рэп исполнитель Децл. У него остановилось сердце после концерта в Ижевске. Ему было 35 лет, у него остались сын и жена. …

Интервью

Михаил Делягин: Данные Росстата об экономическом росте или фальсифицированы, или искажены

Сегодня россияне живут словно бы в «королевстве кривых зеркал». В стране началась так называемая пенсионная реформа, главный смысл которой выразился в увеличении пенсионного возраста; повышен НДС; растут объём и количество государственных поборов и налогов; увеличиваются…

Коротко

Петр Порошенко о том, что сказки - это не всегда безобидно

«Ровно пять лет назад мой день начался с того, что я вышел в Мариинский парк, шел в Верховную Раду, это было 9:00. Увидел побратимов из 14-й сотни Самообороны Майдана. Остановился. Поговорил. Они обратились ко мне за помощью, так как по ним стреляют... Прошел 150 метров. У фонтана была расположена цепь „Беркута”, которая с помповыми ружьями стреляла в людей… Уже через 15 минут было 11 раненых — на моих глазах. Через полтора часа — трое погибших, которых мы пытались донести до Дома офицеров. Эти минуты, этот день я запомню на всю жизнь»  

    Петр ПОРОШЕНКО, президент Украины

    На злобу дня

    Апостол Матфей о социальном неравенстве в России

    «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит».

      МАТФЕЙ, святой апостол и евангелист

      Размышления режиссера об образовании, духовности и о том, кого можно причислить к интеллектуальной элите.

      Книжный

      «Малая Русь – Украина»

      В феврале 2019 года в издательстве «Вече» вышла книга российского военного историка, писателя и публициста Александра Широкорада «Малая Русь — Украина». Отличие монографии Широкорада от…

        Go to top