Михаил Делягин: Лозунг пересмотра итогов приватизации станет категорическим условием существования РФ

Фото: агентство ФинЭк Фото: агентство ФинЭк

Одно из центральных событий в России в нынешнем году – предстоящая приватизация госактивов. Эта операция, которая только готовится, уже сейчас вызывает массу толков, слухов, дискуссий, экспертных оценок. 

Корреспондент ФинЭк попросил известного российского экономиста, политолога и политика Михаила Делягина ответить на некоторые вопросы.    

- Михаил Геннадиевич, те, кто ратует за приватизацию госактивов, уверяют, что это даст возможность наполнить бюджет и поможет снизить нагрузку на Резервный фонд, и рассчитывают на совокупный доход от этой операции за нынешний год в размере 1 трлн. рублей. Если речь идет о пополнении бюджета, то почему приватизацию предлагается проводить сейчас, когда цены «на дне»? 

- Забавно: еще месяц назад, вбрасывая эту тему, Силуанов говорил об 1 трлн. рублей за два года, - а сейчас уже за один. Торопливость – один из признаков мошенничества. Но приватизация делается не ради денег. Говорить о наполнении бюджета с ее помощью - просто смешно, потому что та цена, за которую предполагается продавать госактивы в условиях падения фондового рынка, наглядно демонстрирует грабительский характер этой приватизации. Даже если госактивы уйдут за несколько большие деньги, чем якобы рыночные котировки, это не меняет сути предстоящей операции. 

Кроме того, наполнять федеральный бюджет попросту не нужно: на 1 февраля там без движения валяются 10,2 трлн. рублей «неиспользуемых остатков»  – то есть он переполнен и не знает, куда девать деньги. 

Поэтому, насколько я могу судить, тем, кто собирается проводить приватизацию, просто захотелось пограбить Россию, пограбить нас с вами. Это моя гипотеза. И вторая возможная мотивация, которая не исключает первой,  - это желание поставить Российскую Федерацию под внешний контроль со стороны Запада и в целом глобального бизнеса. Ведь в экономическом плане наличие государственной собственности обеспечивает некоторый суверенитет страны. 

Понятно, что, например, Сбербанк, руководитель которого заявляет, что для него Крым – это не Россия, имеет весьма косвенное отношение к Российской Федерации.  Сбербанк – это не совсем российская структура. Но пока это происходит за счет личной позиции его руководителя. 

Будет во главе Сбербанка другой человек, и банк легко может стать структурой, которая обслуживает интересы российского общества и реализует политику российского государства. Однако, если банк приватизируют, он будет принадлежать, в конечном итоге, через те или иные «прокладки» крупному западному бизнесу. И тогда будет уже неважно, кто станет его руководителем, хоть сам Путин – эта структура объективно, в силу стратегической заинтересованности ее собственников, будет ослаблять Россию в интересах Запада. 

А когда подобных структур будет много, то российское государство не будет иметь возможности влиять на реальную экономическую ситуацию в России. Российская Федерация будет полностью управляться извне, – правда, не через политические, как, похоже, во многом имеет место сейчас, а более надежно, через экономические структуры. 

Я вполне допускаю, что те люди, которые кричат, что они «не хотят ограбить Россию с помощью приватизации», вовсе не лукавят и просто хотят обеспечить надежный западный контроль над Россией. А грабеж – это мелкий и побочный, хотя и приятный, гешефт. 

- Агентство Reuters предположило, что нынешняя приватизация - это своеобразное «принуждение к инвестициям» российских олигархов, которых будут заставлять выкупать миноритарные пакеты акций по цене выше рыночной, а сама операция проводится, мол, в рамках программы по возвращению олигархических капиталов в Россию.  Что Вы думаете относительно такого сценария? 

- Во-первых, речь идет не о капиталах и не об инвестициях. Деньги, заплаченные за приватизацию, не будут ни капиталами, ни инвестициями, по крайней мере, частными, – они пойдут в федеральный бюджет. 

Если речь идет о том, что кто-то хочет подоить олигархов, то, смею вас заверить, их доят и весьма неплохо, насколько я могу судить, и без всяких приватизаций. 

Я думаю, что здесь  имеет место прикрытие второго варианта – то есть либеральный клан в правительстве хочет принудить какую-то часть российских олигархов отдать деньги на приватизацию, прекрасно понимая, что это будут не олигархические деньги, а деньги Запада. Олигархи просто сыграют роль «прокладки». 

- Сначала В.В.Путин говорит о том, что участвующие в приватизации компании должны быть в российской юрисдикции, а потом пресс-секретарь президента Д.С.Песков поясняет, что эти слова нельзя трактовать как отказ иностранным инвесторам, что участие иностранных инвесторов приветствуется… Ваше мнение по поводу возможного участия иностранцев в приватизации? 

- Я думаю, что иностранцы скупят основную часть приватизированных объектов, если не все. Сделают они это напрямую или через российскую «прокладку», формально самостоятельную или олигархическую, это – вопрос дискуссионный. Вокруг него и разгорелся сыр-бор. Но содержательного значения он не имеет. 

Скажем, купит какой-нибудь российский актив якобы российский олигарх, давным-давно живущий в Лондоне. И чтобы его купить, он возьмет кредит на Западе. И очень быстро после покупки он оформит этот актив под залог кредита. Вот и вся приватизация. 

И еще одно важное замечание. Если данную приватизацию проведут, то лозунг пересмотра итогов приватизации вернется в повестку дня, а его практическая реализация станет категорическим условием существования Российской Федерации. 

- Сейчас обсуждаются в основном три механизма проведения приватизации: выпуск облигаций, конвертируемых в акции приватизируемых компаний; привлечение денег негосударственных пенсионных фондов и выкуп доли в компаниях собственным менеджментом. Какой из них, с Вашей точки зрения, будет применяться на практике? 

- Я думаю, что применяться, хоть и в разных пропорциях, будут все эти варианты.  Наиболее скандальным будет выкуп активов менеджментом. Скажем, представителям либерального клана можно будет купить свою компанию, а вот если акции своей структуры начнет приобретать человек не из этого круга, то тогда вся «прогрессивная» общественность, все либералы России изойдут слюной от негодования. 

Но все это не принципиально, потому что это вопрос методов. А методы не меняют сути предстоящей приватизации. 

 

Мнение эксперта

Фото: www.picaboom.ru

Сейчас они кряхтят от болезненного недоумения и призывают весь мир к сочувствию. Им плохо, они видят себя обманутыми. Их старый, добрый мир, который много десятилетий служил образцом для зависти всего непрогрессивного человечества, вдруг дал трещину.…

Интервью

Фото: Агентство ФинЭк

История взаимоотношений Германии и России, пожалуй, одна из самых продолжительных и одновременно — драматичных. Почти 10 веков подряд культурные, политические, духовные и экономические связи двух народов переплетались и взаимодействовали между собой. Историю Европы, ее развитие…

Опрос

Опрос агентства ФинЭк

"Экономическая программа какой политической партии кажется вам наиболее адекватной нынешней ситуации"?

Результаты опроса:

   


КПРФ


48%
 

           
   


«ЕДИНАЯ РОССИЯ»


23%

           
   


«Партия Роста»


18%

           
   


ЛДПР


11%

Читать далее...

Коротко

Фото: www. novostipmr.com

«Отныне никакого соглашения о свободной торговле не должно быть заключено, если оно не соблюдает интересы Евросоюза. Европа должна быть твердой. Франция будет за этим следить. И я вам откровенно говорю, что соглашения о трансатлантической торговле быть не может. Это соглашение идет в неправильном направлении»     Мануэль ВАЛЬС, премьер-министр Франции

    На злобу дня

    Франческо Гвиччардини о том, почему Россия усиливает свою армию в ответ на размещение элементов ПРО в Восточной Европе

    "Обезопасить себя по-настоящему от человека, в котором ты сомневаешься, можно, лишь так устроив дела, чтобы он не мог тебе повредить, даже если бы захотел; обманчива безопасность, которая зиждется на воле и порядочности другого, и это свидетельствует о том, как мало доброты и верности в людях".     Франческо ГВИЧЧАРДИНИ, итальянский политический мыслитель и историк времён Высокого Возрождения

      Go to top