Куба, любовь моя - или боль? Наблюдение с трёх точек

Советский агитационный плакат 60-е гг. XX в. Советский агитационный плакат 60-е гг. XX в.

У человека три зрения: внутреннее - историческая память; внешнее - своими глазами; и - аналитическое.

Точка зрения первая - историческая:

У людей моего поколения историческая память есть, потому что мы учили историю по советским учебникам и очень хотелось знать, а как всё было на самом деле.

В 1959 году я уже шагал со значком октябрёнка и твёрдо знал, что революция это благо, это «за народ», это для всех нас и когда неожиданно победила революция на Кубе, эта страна сразу стала нашей!

Далеко, но наша.

Хотя для нас, одесских мальчишек, не было далёких стран - порт рядом! Одессита невозможно удивить иностранцем, если только их отсутствием. А кубинские студенты и курсанты военных училищ появились довольно скоро, даже негры, но поди удиви одессита негром! Карибский кризис город перенёс в лёгкой тревоге и ставшими непривычными - Привоз никуда не делся - очередями за белым хлебом. Бронетехника на улицах, которая шла «на учения» в район Чабанки, ещё оставалась у горожан на памяти - после огромной войны не прошло и двадцати лет. Потом появился кубинский желтоватый сахар, потом купле́ты на эту тему, потом всё привыклось, и Куба стала частью нашего мира, такая далёкая, но и наш мир стал больше, от Владивостока до Гаваны. Западная Европа посерёдке не считалась, она притихла, по-старушечьи бубнила, точила когти, чего-то брехала, как пёс в будке, а если чем и гремела, то только американской цепью.

И красавиц Фидель!


Фидель Кастро в Мурманске. Май 1963 г. Фото: http://city-moscow-city.ru

И Че!

Они привычными не стали.

Любая информация о Фиделе, его приезды, визиты, фотографии в «Правде», «Комсомолке» и «Известиях», его сигара, бере́т, улыбка, его физическая и обаятельная огромность, стали символами XX века. И особенно приятная нашему слуху последняя часть фамилии - Рус, и не важно, что не Rus, а Ruz.

Обаяние Че было скромнее.

Эту скромность искупила его смерть.

Если бы некто Клинтон в то время могла, она бы воскликнула в первый раз: «Мы пришли, мы увидели, он мёртв!». Его смерть поделила мир пополам на социалистическую скорбь и капиталистическую радость. Но об этом позже, о comandante Chegevara!


Comandante Chegevara - Команданте Че Гевара. 60-гг. Фото: https://belayaistoriya.ru 

Фестиваль молодежи и студентов в Гаване в 1978 году! Как я завидовал моим сокурсникам, которые поехали на этот фестиваль, они целую неделю плыли на пароходе, весело, а потом почти две недели бродили по праздничной Гаване и смотрели танец «Башмачки», по-моему он так назывался, я его видел по телевизору, ещё чёрно-белому, какая пластика, какой ритм, только ради этого стоило освободить кубинцев от капиталистического ига, чтобы они так танцевали… на сцене были только женщины, и какие…

Потом с Кубой всё успокоилось, ЦРУ утопила своих провокаторов в заливе свиней, а можно сказать, свиней в заливе провокаторов, так им и надо! 600 покушений на Фиделя ничего не дали, кубинский сахар смешался с нашим и когда стала кончаться наша водка, её почти что заменил ром «Habana club», лично меня он сопровождал на фестивале молодежи и студентов в Пхеньяне в 1989 году.

С таким внутренним зрением, внутренней памятью я летел в Гавану, на Кубу, первый раз в жизни, в первых числах марта с.г.

Прилетел!

Точка зрения вторая - своими глазами:

Но прежде чем приступить к этой части, нужно читателя всё же немного подготовить, чтобы не пугать необходимо снова вернуться к истории, но уже не нашей, совсем не нашей.

Куба начала свой путь с очень низких позиций, не старта, а именно, позиций.

Когда остров был открыт цивилизованными европейцами, а именно, испанцами, территорию населяли индейцы и они были полностью испанцами истреблены. Если верить «Википедии», Хр. Колумб докладывал в Мадрид об уничтожении миллионного индейца из населявших остров 1 800 000.

Давайте перефразируем - история государства началась с убийства местных жителей, судьба при такой тенденции оставшихся 800 000 не вызывает сомнения. Даже если кто-то выжил, то растворился в волнах последующих вольных и невольных переселенцев.

Были вольные, но больше невольных - за последующие 350 лет на Кубу завезли более 1 000 000 негров-рабов.

В настоящее время население острова составляет чуть более 11 000 000 человек.

Другими словами на Кубе всё началось с массового убийства и тотального рабства, последнее продолжалось до конца 19-го века - кучка белых целиком и в ручную обновила население острова.


Мемориал Хосе Марти в Гаване. Фото: http://www.arrivo.ru

С этого момента можно начать задумываться о степени угнетения кубинцев.

Уже с начала 19-го века кубинцы пытались сбросить испанское иго. К началу 20-го им это удалось. Именно тогда на всю последующую историю блеснуло имя революционера Хосе Марти. Очень значимая личность: объявлен «Апостолом свободы», боролся за такие формы государственного устройства, которые удовлетворяли бы назревшим запросам и требованиям всего населения (это запомним), выступал не только против испанского владычества, но и против угрозы экспансионизма США и его опасения оправдались, когда остров был оккупирован американскими войсками в 1898 году (и это запомним). Интересовался русской культурой и социальными событиями в России, изучал поэзию А.С. Пушкина, о котором написал: «Пушкин воистину поэт России, этой гордой и почти неизвестной страны… (в каждой шутке есть доля шутки)».

Первый раз Куба была провозглашена республикой в сентябре 1895 года.

В 1898 году США начали войну с Испанией за овладение её колониями и одержали победу. Американцы пришли, чтобы помочь кубинцам освободиться от испанских рабовладельцев и остались. Куба стала зависимой от США в результате одной поправки, а на самом деле «удавки», Платта, принятой Конгрессом США 1 марта 1901 года, в которой содержались следующие запреты желавшей стать суверенной стране: передавать части кубинской территории любой другой стране; брать чрезмерные займы. Следующий пункт давал США право на интервенцию «для охраны независимости Кубы, поддержания правительства и т.д.» Четвертый предусматривал признание Кубой всех акций осуществленных в период военной оккупации и всех прав, приобретенных в этот период. Пятый обязывал соблюдать уже введенные санитарные правила. Шестой и седьмой касались территориальных вопросов: остров Пинос отходил от Кубы и Гавана обязалась предоставить США земли для военно-морских баз и угольных концессий. Восьмой пункт обязывал Кубу включить поправку Платта в договор с США.

В конституции оговорили право США вводить войска.

Из одного огня, да в другое полымя́!

Удавкой Платта американский капитал опутал кубинскую экономику и, чтобы не пересказывать всей истории, только отмечу, что в пик фактической колонизации Кубы, в особенности американским криминалом, американские монополии контролировали почти 70% экономики, в том числе, 90% горнодобывающей промышленности, 90% электрических и телефонных компаний, 80% коммунальных предприятий, 80% потребления горючего, 40% производства сахара-сырца и 50% всех посевов сахара, т.е. практически всё. С учетом раздробленности оставшихся активов между многими неконсолидированными хозяевами, Кубе осталось нечто на уровне арифметической погрешности. Американские бандиты и мафиози слились с диктатором Батистой и они друг друга в прямом смысле обслуживали. Таким образом уровень эксплуатации кубинцев достиг состояния дикости, в частности, для обслуживания плотских удовольствий американских мафиози набиралась целая армия малолетнего персонала. Подробности опускаю, нам это известно по нашему криминалу в 90-е, правда, в более скромных масштабах, хотя, кто знает.

И 30% официальной безработицы - считай, что это почти все.

Вот такую Кубу Фидель вытащил из гнилой ямы голимой нищеты и нечеловеческого угнетения.

В СССР об этом густо и с примерами говорили лет десять после победы революции 1 января 1959 года, но со временем как-то всё пришло к обыденности, советский народ знал, что мы помогаем, много, что мы солидарны, что наши военные занимают на антиамериканской передовой прочные позиции. Фидель Кастро Рус и его воины воюют вместе с нами, а иногда и самостоятельно в горячих точках мира, но именно там, где надо и вообще с Кубой всё в порядке! Куба восхищала как мангуст, который отважно нападает на мега-кобру капитализма и равен нам по беспримерности подвига.

И это правда!

Теперь «своими глазами».

Я увидел Кубу, а именно Гавану, 7 марта с.г. в разгар туристического сезона. Таксист привез в центр города и высадил на улице, которая испугала… Всё же подробности я опущу, потому что смотреть на то, что представилось взору было больно, упомяну только разруху, антисанитарию, запущенность и абсолютное пренебрежение к этому гаванцев.

Дальше коротко.


Кафе «Флоридита» - легендарное место в Старой Гаване, известное не столько своими коктейлями «Дайкири», сколько тем, что здесь часто бывал Эрнест Хемингуэй. Фото: http://ratanews.ru

Сегодня центр Гаваны это маленький пятачок приемлемого города: всё для иностранцев в виде нескольких шикарных отелей, знаменитого кафе «Флоридита» (достопримечательность, связанная с Э. Хемингуэем), Капитолия, кафе Del Medio, известного тем, что на стенах внутри и соседних домов, все оказывающиеся там туристы, знаменитые и незнаменитые, оставляют свои следы в виде факсимиле, оставили и я и мой товарищ, с которым я был в этой поездке, мол, «Ося и Киса…», - банально, но как избежать - в этом месте было бы странно оригинальничать.

Кроме площади «Централ парк» и бульвара Хосе Марти в центральной части города отсутствуют зелёные насаждения, но это, как оказалось, присуще всем кубинским городам, по крайней мере, тем пяти, которые мы проехали, и антисанитария тоже.

Убийственно выглядит знаменитая на весь мир набережная Малекон - 8 километров одного из самых красивых мест Гаваны, практически безлюдны. Набережная Малекон простирается вдоль морского берега и застроена домами разных эпох и стилей от колониального с колоннами и террасами до панельных многоэтажных башен, судя по деталям, периода помощи СССР - пустые. В них не живут. Они стоят мертвые и прозрачные, потому что без стёкол и с разрушенными внутренними перегородками. Несколько старых зданий забраны строительными лесами, но работают два-три человека, т.е. это надолго и без видимых перспектив. Мы проехали Малекон в оба конца несколько раз, есть пара шикарных гостиниц, вокруг которых ещё теплится жизнь, но это небольшие пятачки внутри пустоты. Во второй и третьей линиях Малекона, то, что просматривается, жизнь не видна, т.е. эта часть центрального столичного района Видадо брошена. И набережная пустая, на ней нет толп прогуливающихся гаванцев и гостей столицы, хотя мысленно их видишь, вот же они толпы - должны быть, а моргнёшь, и никого.


Набережная Малекон. Фото: http://www.arrivo.ru

Это вызывает удручающее впечатление и мысль, что исправить что-то, восстановить и отреставрировать, оживить, а есть что, не возьмётся ни одна строительная компания и даже компания компаний, потому что прежде надо всё снести и если строить, то заново.

С таким настроением мы покинули столицу и на арендованном «Пежо» уехали на Плайя Херон. Небольшое местечко на южном побережье острова, знаменитого победой Фиделя над американскими провокаторами. Уютные, чистые особнячки на 6 сотках (ничего не напоминает?) Почти все гостиницы (гостинички!!!) с особым значком на стенах; очень милыми, опрятными хозяевами, которые каждого нового гостя встречают стаканом свежевыжатого сока, свежим ремонтом под нужды отдыхающих, всем необходимым кухонным оборудованием, стандартным европейским завтраком во всех пяти городах, где мы были и отсутствием дурных запахов. Это результат реформы 2016 года, разрешившей малое предпринимательство.

Песчаный пляж, кокосовые пальмы и ультрамаринове море.

Ещё там есть музей.

Я не хочу, чтобы эту статью читатель воспринял, как путеводитель. Я описываю всё это, потому что сам хочу понять, где я был и что увидел. А в музее я увидел то, что расставило всё на свои места.

Музей посвящён апрельским 1961 года боям армии Фиделя против американской агрессии. Там много фотографий убитых и живых, и пленных, и победителей, и побежденных, и есть две, которые меня остановили, это два снимка времён Батисты - рахитичные тонконогие голодные дети и крестьянин по горло в мангровом болоте - он его не переходит, он в нём работает. Тогда я вспомнил всё, что знал о Кубе дофиделевского периода - вот из чего выбралась Куба, из того, что было отображено на этих двух фотографиях.


Высадка наемников в Заливе Свиней в апреле 1961 г. потерпела полное фиаско. Фото: https://zen.yandex.com/media/history_world

После Плайя Херон мы посетили Сьенфуэгос, Тринидад, Санта Клару и улетали в Москву из Варадеро.

В результате моё восприятие оказалось готово принять всё: непривычно плотную, без свободного пространства одно-двухэтажную городскую застройку и магазины для местных, где продают кульками и мешками сыпучие продукты, а на заглядывающих туристов смотрят странно, мол, вас тут не ждали; желоба вдоль тротуаров, по которым что-то течёт, не хочется думать о том что; горящее днём уличное ночное освещение и многое другое, что вдруг стало напоминать нашу советскую жизнь, особенно в последние годы СССР.

И перестала бить в глаза бедность и запущенность и ярко предстал исторический центр в городе Сьенфуэгосе. Нам захотелось покупать сувениры, когда мы приехали в Санта Клару, и очень порадовал город Тринидад.

О Тринидаде особый рассказ. В центре квадратной исторической площади расположен чудесный сквер, всё чисто и ухожено, по периметру Испания конца XVIII века; в ресторане свежайшие креветки в креольском соусе; в перспективе свинина на вертеле… Настроение само по себе выстраивалось чудесное, мы шли в сторону окруженных туристами музыкантов, они пели «Guantanamera», наверное, самую главную кубинскую песню о любви к девушке из Гуантанама (чувствуете, как закручено?). Туристы в такт переминались с ноги на ногу и шевелили чем шеве́лят, но песня была уже на последних словах, а мы ещё только подходили и её заменила другая и публика замерла. Мы просто шли, ничего не предвещало ничего, пауза была короткая, ни я ни мой друг не являемся знатоками кубинских песен, только на слух, поэтому в начальных словах следующей, зазвучавшей песни «Aprendimos a querertedesde la histórica altura…» мы ничего такого не услышали и шли, а публика молчала. Но когда мы подошли, двое из всей толпы вдруг начали подпевать: «Comandante Che Guevara…». Только двое. Мы со спутником переглянулись и поняли: «Наши!»

И это действительно были наши, двое с розовым загаром белокожих парней в шортах и панамках. Во-первых, они подпевали тогда, когда все остальные молчали, хотя во время исполнения прежней песни про девушку из Гуантанама все подпевали, а во-вторых, они держали в каждой руке по открытой бутылке пива! Ну как же не наши!?

Мы их поприветствовали, они ответили и подпевали дальше про Comandante Che Guevara, освободителя простого народа, не ставшего чиновником, а ушедшего в джунгли, поставившего целью всей своей жизни освобождение угнетенных.

Пламенного героя!

Для нас!

А для тех, кто молчал и не подпевал - разбойника, бандита, партизана и гориллы, убийцы и ненавистника мафиози, банкиров и буржуев! Поэтому и молчали, ждали, когда «Че» закончится и запоют что-то другое.

А наши пели и это стало рефреном всего дальнейшего путешествия. Если от чего-то становилось грустно, мы вспоминали этих ребят с открытыми бутылками пива в каждой руке (воля!) и нестройным, но от души: «Comandante Che Guevara!»

В средние века было обычным принести своему королю, хану или султану отрубленную голову врага. Команданте Че отрубили руки. Спрашивается: кто в то время был президентом США? Не мадам ли Клинтон? Ей бы пошло! Ей к лицу!

В конце путешествия мы приехали в Варадеро I, там достаточно обычно, а ещё есть Варадеро II, там - богато.

Точка зрения третья - аналитическая:

Или - скромное обаяние буржуазии.

Со всей очевидностью в стране отсутствует разрыв между супер бедными и супер богатыми и, соответственно, социальная напряженность, это ощущение приходит из воздуха (зацепка для оППа-нентов) и не отпускает до конца пребывания.

Поэтому в памяти невольно стала всплывать история революций от французской до венесуэльской и понимание, что у всех этих критических событий есть одна общая составляющая, которая относится к героям и вождям - их задача разрушить строй, который довёл страну до кризиса (это когда помидор шмякается об асфальт), победить, это их харизма… Но потом надо строить… Как говорят старые евреи: «Мы победили, а что теперь?»

Вот тут не каждому народу везло, хотя именно ради него, народа, всё и затевалось. Вспомним революционера Хрущёва и строителя Косыгина. Победителю показалось, что кто-то покушается на его власть и Алексей Николаевич достраивал свои планы обновления советской экономики уже на пенсии. Когда китайцы пережили революционного героя-разрушителя Мао Цзэдуна, на первую позицию вышел строитель Дэн Сяопин с хорошей памятью, которой ему хватило, чтобы вспомнить Сталина с его многоукладной экономикой.

И Куба, как все, проходит свои этапы.


Глава Республики Куба Мигель Марио Диас-Канель Бермудес во время встречи с Президентом России Владимиром Путиным. 25 мая 2016 года. Фото: https://ru.wikipedia.org

Фидель сверг изверга Батисту и бандитов американцев, выдернул страну из горя, голода и эпидемий, дал людям малый, но уверенный достаток, образование, жильё. Сейчас Куба это обычная бедная страна без дикости капиталистического, бандитского, рабского унижения. Руководство меняется, хочется верить, в сторону экономического развития любыми путями, кроме утраты суверенитета, что невозможно, если придут Штаты и западный капитал. Французский режиссёр придумал универсальное определение «скромное обаяние буржуазии», понятно, что буржуазии, но скромной. Коммунисту Мигелю Марио Диасу-Канелю Бермудесу уже не надо ничего разрушать, надо только строить и помнить «Апостола свободы» Хосе Марти, который «боролся за такие формы государственного устройства, которые удовлетворяли бы назревшим запросам и требованиям всего населения» (этого мы не забыли). А чтобы знать что строить, надо смоделировать образ среднего кубинца, одного с высшим образованием, городского и одного без высшего (если тот не захотел учиться), сельского, как они должны жить, чем и в чём?

Тогда и Малекон будет отстроен и уровень санитарии придет в соответствие с кубинским образованием и кубинской медициной.

С этими мыслями и памятью об ультрамариновом море и вкусе свежевыжатого кокоса, я улетал с Кубы, практически обнадёженный, что всё будет bueno y Mahita, а когда очень жарко то и Daikiri.

Кто пробовал, тот знает!

А посему - Куба, конечно, моя боль, но и моя любовь!

Евгений Анташкевич, писатель, вице-президент фонда «Правопорядок-Щит», ветеран спецслужб, политический аналитик

 

Мнение эксперта

Фото: Картина Питера Брейгеля Старшего «Вавилонская башня», 1563 год

В СМИ нередко появляются утверждения, что Совет экономической взаимопомощи, созданный в 1949 году и объединивший страны так называемой народной демократии, был намеренно уничтожен. Недавно на нашем сайте был опубликован большой материал, посвященный СЭВ, его истории.…

Коротко

Олег Сысуев о том, что чего только ни брякнешь за банку варенья и ящик печенья

"Если вести себя правильно, цивилизовано и по-рыночному, то Запад готов к сотрудничеству. Да, безусловно, сейчас есть некий негативный налет, рожденный активной пропагандистской войной, я думаю, что в большей степени с нашей стороны. Ну а что мы хотим? Мы у них там людей убиваем, самолеты сбиваем. А потом нагло врем и не признаемся. За что нас любить?"

    Олег СЫСУЕВ, первый заместитель председателя совета директоров Альфа-Банка, бывший вице-премьер правительства РФ

    Сопредседатель Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Ольга Зиновьева принимает участие в обсуждении программы «Глобальное образование», рассчитанной на обучение студентов за рубежом с обязательным условием после окончания учебы минимум три года проработать в России.

    Книжный

    «Ракеты средней и меньшей дальности»

    На днях в московском издательстве «Вече» вышла книга военного историка и писателя Александра Широкорада «Ракеты средней и меньшей дальности». В октябре 2018 г. американский президент…

      Go to top