Больные мрут – чиновники жиреют

Простой и, увы, типичный случай из сегодняшней действительности. 

Врач-гинеколог в женской консультации ведет прием. Входит очень пожилая женщина, только выписавшаяся после операции. Самочувствие плохое и даже ухудшающееся. После осмотра врач направляет ее на узи и вызывает следующего пациента: времени у врача нет, поскольку Минздрав распорядился уделять каждому не более 15-ти минут, включая заполнение огромного количества документации, – итого, минут 7-10 на человека (а в коридоре очередь волнуется, бушует, требует). 

Через десять минут к гинекологу влетает врач ультразвуковой диагностики и сообщает, что у старушки матка полна крови. Женщина-гинеколог бросает все и бежит в кабинет УЗИ, а после к заведующей. Та рекомендует вызвать скорую и госпитализировать старушку. 

Приезжает скорая. Врач скорой осматривает больную и просит зайти гинеколога, вызвавшую неотложку. Та оставляет пациентку и бежит к ней. 

Врач скорой: «Забирать больную не будем. Нет оснований».

Врач-гинеколог: «Как нет оснований? У нее гематометрия. Срочно госпитализировать».

Врач скорой к больной: «У вас кровотечение есть?»

Больная: «Нет».

Врач-гинеколог: «Да она сейчас за порог выйдет, и сразу будет».

Врач скорой: «Вот будет, тогда и вызывайте».

Врач-гинеколог: «Поздно будет. Старая же женщина».

Врач скорой: «А что я могу? Завтра на пятиминутке спросят – какие основания? И у меня неприятности, штрафы».

Врач-гинеколог: «Так ведь и меня оштрафуют, если в больнице посчитают, что безосновательно доставили. Но гематометрия же. Человека спасать надо».

Врач скорой: «Согласна. Но взять не могу. Закровоточит – зовите. Идите, у вас там очередь уже бунтует».

Врач-гинеколог, убегая: «Поступайте, как знаете. Но я считаю, что надо госпитализировать. И срочно».

Врач скорой: «Что же, я не понимаю, что ли? Из больницы же накапают. Там каждое место на вес золота. Ладно, сейчас с начальством свяжусь, спрошу»… 

В этой истории нет виноватых. Ни замордованная врач-гинеколог, ни замордованная врач скорой, ни их прямое начальство, обязанное в случае чего вырвать из их 30-40-тысячной зарплатки весомый кусок штрафа, чтоб впредь не повадно было, ни в чем, в сущности, не виноваты. 

Виноват безликий, равнодушный, хорошо оплачиваемый чиновник из ведомственного министерства, сочинивший такую, простите за грубость, реформу, которую завизировала обласканная высшей властью, холодная, как ручка лимузина, министр Скворцова. 

В результате этой же реформы количество больниц в стране, по некоторым данным, сократилось вдвое и достигло уровня 1913 года. Оправданием служит европейский опыт, где развита система дневного стационара. Меньше мест – меньше бюджетных денег на содержание медучреждений. По негласному распоряжению чиновников, госпитализировать больных разрешается только в крайних случаях. 

При этом карательные меры для рядовых врачей просчитаны с немецкой аккуратностью. А вот для авторов сих преобразований предусмотрены исключительно многомиллионные премии и приторная сладость жизни. 

Недавно Росстат опубликовал данные о численности работников медицинских организаций государственной и муниципальной форм собственности, имеющих высшее медицинское, фармацевтическое и иное высшее образование и участвующих в оказании медицинской помощи, за январь–июнь 2018 г. Количество работающих в них врачей сократилось на 7,6 тыс. по сравнению с первым полугодием 2017 г. Численность среднего и младшего медицинского персонала сократилась на 38,9 тыс. и 171,3 тыс. соответственно. 

В Москве и того пуще: контрольно-счетная палата Москвы выявила, что в 2017 году на 10 тысяч москвичей приходилось 35,3 врача и 57,9 медсестры при нормативе в 36,9 врача и 66,5 медсестры. 

Иными словами, в результате скворцовских преобразований в столице стало невозможно в полной мере обеспечивать конституционную норму о бесплатном медицинском обслуживании населения! 

Кто-нибудь из горе-«реформаторов» понес ответственность за нарушение конституционного права жителей России (преступление высшей категории, если верить законодателям)? 

Ведь у каждой бумажки, убивающей здоровье конкретного человека, есть имя, фамилия, отчество… 

 

Ольга Великжанина, Агентство СЗК

Мнение эксперта

Фото: https://canoe.com

В Польше продолжается снос наших памятников, в странах Восточной Европы все кому не лень называют нас оккупантами, немецкий историк призывает снести звонницу на поле танковой битвы Великой Отечественной войны под Прохоровкой… Интересно, до каких пор…

Коротко

Колинда Грабар-Китарович о самых прекрасных днях в своей жизни

«В то время я работала в Министерстве иностранных дел, где у нас было полно работы до и после операции «Буря» (когда из Хорватии было изгнано более 250 000 и убито 2500 сербов): мы тогда готовили сообщения для международного сообщества. Я хорошо помню эти моменты, это были великолепные дни, что-то неописуемое... (Хорваты) должны быть глубоко благодарны всем, кто участвовал в операции».

    Колинда ГРАБАР-КИТАРОВИЧ, президент Хорватии

    Программа Сергея Шаргунова «Двенадцать», посвященная 20-летию возвращения из изгнания выдающегося русского мыслителя, философа, писателя, художника Александра Зиновьева.

    Книжный

    «Секретные» пушки Кремля»

    Название спецвыпуска (журнал «Оружие» № 7/2019) «Секретные» пушки Кремля» вполне соответствует жизненным реалиям. Уже сто лет кремлевские пушки находятся в закрытой зоне Московского кремля. К…

      Go to top