Российское высшее образование – пародия на минотавра

Сегодня настало то замечательное время, когда диплома о высшем образовании нет только у ленивого. Даже у тупого он есть и зачастую не один. Грубо, конечно, но факт.

Смена культурно-исторической парадигмы, заключающаяся в переходе от аграрного и индустриального типов общественной организации к информационному обществу во много определяет качество нашей жизни и нашего мышления. В значительной степени указанная трансформация возможна при условии активной вовлеченности университета в подготовку и принятие стратегических решений.

Советский «социальный лифт»

Исторически университеты возникли при монастырях, они имели четкую территориальную границу, которую многие и по сей день отражают в своих названиях (Московский университет, Казанский университет, многочисленные российские университеты и т. д.).

С переходом от аграрного к индустриальному обществу вузы приобретают ярко выраженную отраслевую специфику (институты связи, инженерно-строительный, медицинский, педагогический и пр.).

Расцвет индустриализации в России, как известно, произошел в советский период. Страна строила сама себя, государственное строительство было дело каждого гражданина. «От каждого по способностям...» - начинались известные формулы коммунизма и социализма, т. е. каждый должен был принимать активное участие в жизни страны. Страны, рассчитывающей на каждого. Страны, находящей место для жизни и работы каждому своему жителю, товарищу, гражданину.

На мой взгляд, основным завоеванием Великой Октябрьской революции стало появление реально функционирующего «социального лифта». Кто был ничем, мог стать абсолютно кем угодно. Человек не был брошен государством, его ждали, его поддерживали, его продвигали. Образование, комсомольская, профсоюзная, партийная и производственная активность делали свое дело. Каждый гражданин мог родиться в самой глухой, самой захудалой деревне, располагающейся где-то на выселках, на периферии в самой бедной, неполной семье, выучиться за государственный счет, успешно трудоустроиться без единого дня пропуска, состояться как личность, как гражданин, как профессионал и встретить старость не на помойке, а на своей жилплощади со своей пенсией, на которую можно было прожить.

 

Особая заслуга в этом именно фундаментального, качественного советского образования. Профтехучилища, техникумы и вузы готовили кадры для страны. Они знали точно, где, сколько, каких рабочих и специалистов требуется. Они не плодили дипломированных бездельников, амбициозных безработных, «эффективных менеджеров», не способных организовать даже самих себя.

Когда разрушили систему образования

Целенаправленное и планомерное разрушение нашей системы образования сегодня привело к тому, что идея государственного строительства в сознании людей либо отсутствует вовсе, либо занимает крайне скудное место. Сегодня ни какое образование не гарантирует выпускнику успешного трудоустройства. Получая диплом вуза, выпускник в большинстве случаев не связывает свою специальность с дальнейшей жизненной перспективой. Да и специальности у него нет — а только направление подготовки. Это значит, что его чему-то учили, а вот научили ли его чему-то, этого диплом не утверждает.

Бакалавр и магистр — это не специалисты. В нашем случае это карикатура, пародия на минотавра, сочетающего в себе черты многовековой западной традиции университета аграрной эпохи и великолепно себя зарекомендовавшего в ходе индустриализации советского отраслевого института.

Зачем нужно высшее образование? Для удовлетворения любопытства, для кадрового обеспечения инновационного прорыва в экономике и производстве, для формирования среды единомышленников, признающим знание и мышление безусловными ценностями, для передачи культуры и традиций следующим поколениям? Ответив на перечисленные вопросы, можно понять, каким должен быть современный университет, чему он должен учить, кто в нем должен служить, где его следует располагать, кто должен в него входить и кем выходить.

Очевидно одно. Все хорошо вовремя. Для своего времени советское высшее образование было лучшим, это был высокоэффективный инструмент индустриализации страны. Сегодня университет переживает не лучшее время, пока он себя не нашел в новой эпохе — в индустриальном обществе.

Отдельного внимания заслуживает состояние университетской науки. Сейчас, когда аспирантура стала третьей ступенью высшего образования, а некоторые вузы получили право самостоятельно присваивать ученые степени, академический потенциал страны оказывается под угрозой.

Наука, особенно педагогическая, вообще самоустранилась: она не задает никаких ориентиров для развития современной системы образования. Цеховая солидарность в науке стала высшей академической ценностью, что противоречит общеизвестному фундаментальному принципу объективности, сформулированному Аристотелем: «Платон мне друг, но истина дороже».

ЕГЭ — вот главный террорист!

Надо сказать, что сегодня вызывает серьезное опасение отсутствие в стране педагогического сообщества как института. В образовании работает удручающее подавляющее множество случайных людей, дискредитирующих педагогическую профессию. Случайные люди везде: их деятельность без труда можно отследить и на уровне принятия политических решений, т.е. на этапе формирования, реализации и развития образовательной политики, и на уровне управления образовательными организациями, и на уровне рядовых педагогов. Есть разрыв между «могучей кучкой» горе-реформаторов, шурующих палкой в муравейнике, «в наплыве счастия полуоткрывши рот», и армией педагогов и администраторов образовательных организаций, воплощающих в жизнь задуманное инноваторами зачастую без малейшего понимания сути происходящих процессов и стоящих задач. Традиционно высшее образование задавало ориентиры для профессиональной и средней общеобразовательной школы. Сегодня это не так. ЕГЭ — вот главный террорист! Он держит в заложниках и школьников, и учителей, и профессуру.

Отсутствие понимания – это главная проблема! Президент РФ в своем ежегодном Послании Федеральному собранию РФ регулярно обращает внимание на необходимость формирования конкурентоспособности, на раскрытие индивидуального потенциала каждого ребенка. «… В основе всей нашей системы образования должен лежать фундаментальный принцип: каждый ребёнок, подросток одарён, способен преуспеть и в науке, и в творчестве, и в спорте, в профессии и в жизни. Раскрытие его талантов – это наша с вами задача, в этом – успех России» (из Послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ 01.12.2016 г.).

Как на этот призыв реагирует Минобрнауки России? Оно отзывается внедрением федеральных государственных образовательных стандартов, которые не задают ориентиры для развития, а навязывают шаблон, подобный прокрустову ложу, куда каждый должен вписаться, забыв про все свои конкурентные преимущества, делающие человека особенным, интересным и необходимым в обществе. Внедрение ЕГЭ и ОГЭ указывают на то, что большое количество времени, сил и денег уходит не на образование, а на натаскивание детей на прохождение итоговой аттестации, от которой сегодня зависит очень многое: от выбора вуза и направления подготовки, до рейтинга всех ключевых институтов образования (учителя, школы, вуза, муниципальной и региональной системы образования).

Репетиторство вытесняет истинную образовательную деятельность так, что освоение школьной образовательной программы становится побочным процессом в образовании, служащим не для образовательных задач, а для выполнения рекреационной функции. Вот и ответ, что есть образование – функция или услуга. Репетиторство – это услуга, а обучение и воспитание – это функции. По-моему, тут и спорить не о чем. Внедрение “оболванивающих” ФГОС, ФЭПО, ЕГЭ, ОГЭ и пр., нивелирующих индивидуальные особенности школьников и студентов, т.е. их конкурентные преимущества, превращает образование в выравнивание детей, а значит и людей, по общему знаменателю, в форматирование по шаблону.

Нам необходимо вернуть основополагающий принцип советской модели высшего образования, считающий фундаментальное образование истинной ценностью, а знания, мышление и опыт общественно полезной практической деятельности — главным социальным лифтом.

Михаил Фридман, научный консультант Международного научно–образовательного центра имени А.А.Зиновьева МГУ им. М.В.Ломоносова, кандидат педагогических наук – для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Ольга Епифанова: Идеология – это свет

Для современной России однозначно нужна идеология. Что такое идеология? Это свод определенных целей, а также принципов и ценностей, с которыми мы живём. И которые, как фонарь освещают нам тот путь, по которому мы идём. Мы…

Коротко

Александр Колпаков о способе поддержки отечественного автопроизводителя

«Когда появятся эти машины в массовом производстве (автомобили Aurus, которые собираются в России), будем закупать их для транспортного обслуживания госслужащих. Мы обязательно будем поддерживать отечественных производителей».

    Александр КОЛПАКОВ, глава Управделами президента РФ

    Выступление в Госдуме депутата от ЛДПР Сергея Иванова по актуальным социально-экономическим вопросам.

    Книжный

    «Взлёт над пропастью. 1890-1917 годы»

    Книга доктора исторических наук, профессора МПГУ Александра Пыжикова «Взлёт над пропастью. 1890-1917 годы» посвящена последним трём десятилетиям Российской империи. На этом историческом отрезке сконцентрировалось всё:…

      Go to top