Кронштадтское восстание — точки над «i»

Фото: https://yandex.ru Фото: https://yandex.ru

Сто лет назад в России случилось Кронштадтское восстание, ставшее трагической и кровавой страницей в истории страны 20 века.

А всё началось ещё 3 (16) марта 1917 года. Матросы свергли террористическую диктатуру военного губернатора адмирала Вирена. Последний сделал Кронштадт «матросским Сахалином» и терроризировал местную буржуазию, гимназистов и всё население города Кронштадта.

В итоге после убиения Вирена и ещё 120 офицеров в Кронштадте не осталось никакой власти, кроме Совета матросских, рабочих и солдатских депутатов. В феврале 1917 года в Петрограде убитых было больше, чем в Кронштадте. Но там власть была быстро захвачена Временным правительством и Петроградским советом. Кстати, в первом Совете председательствовали меньшевик Н.С. Чхеидзе и А.Ф. Керенский. Пара большевиков появились в Совете только к апрелю 1917 года.

Итак, в начале марта в Кронштадте была установлена «советская власть без коммунистов». В самом деле, во время расправ с офицерами в Кронштадте не было ни одного большевика. Лишь в середине марта 1917 года из Петрограда в Кронштадт направляется большевистский десант. В его составе все будущие руководители кронштадтских большевиков: Раскольников Ф.Ф., Рошаль Г.Л., Сладков И.Г., Ульянцев Т.И. и др. Тем не менее, к ноябрю 1917 года число большевиков в Кронштадтском совете не превышало 20%.

Кронштадтский совет отказался присягать и не подчинялся Временному правительству. Он установил 8-часовой рабочий день, отделил церковь от государства и т.д. Правда, ликвидировать помещичью собственность и заключить мир без аннексий и контрибуций Совет не смог за отсутствием помещиков и немцев, до которых было не менее 500 километров.

Самовольство Совета возмутило даже Ленина. Он кричал на прибывшего из Кронштадта Раскольникова: «…декларирование Советской власти в одном Кронштадте, сепаратно от всей остальной России, это утопия, это явный абсурд».

Ну а в ноябре 1917 года в Кронштадте ничего не изменилось — никакой нужды в Великой Октябрьской революции там просто не было.

В 1918—1920 годах часть матросов ушла воевать на фронтах Гражданской войны. Но они были из команд судов, сданных на консервацию, и береговых частей. К февралю 1921 года свыше 80% команд дредноутов «Севастополь» и «Петропавловск» служили там и до 1917 года.

К февралю 1917 года в России возник страшный продовольственный кризис. Однако на матросах Кронштадта он сказался менее других. Во-первых, матросский паёк был существенно больше пайка красноармейца. Во-вторых, матросы круглогодично контролировали всю рыбную ловлю в восточной части Финского залива — ловили сами и брали «налог» с других рыбаков.

В-третьих, Кронштадт был главным центром финской контрабанды. Контрабанда через западную часть Карельского перешейка была почти невозможна. Там лютовали пограничники и плотно стояла завеса из трёх стрелковых дивизий. А через Кронштадт на лодках летом и зимой на санях ездили тысячи финских контрабандистов. Кто торговал с кронштадтцами, а кто ехал дальше в Петроград, разумеется, уплатив «налог».

В середине 1920 года председатель Реввоенсовета Троцкий произвёл смену командования Балтийского флота и крепости Кронштадт. Там ему нужны были свои люди для предстоящей борьбы за власть.

Восковые фигуры Троцкого и Рейснер в музее Гражданской войны Свияжске. (Фото А. Широкорада)

Лев Давыдович перетащил с Волжско-Каспийской флотилии в Кронштадт целую ватагу своих сторонников во главе с Фёдором Раскольниковым. Недоучившийся гардемарин Фёдор Ильин, принявший фамилию психопата Раскольникова, сам был таковым. Отец, дед и дядя Раскольникова покончили жизнь самоубийством. В 1912 году Фёдор Фёдорович пролежал полгода в психиатрической больнице. А свою жизнь товарищ Раскольников закончил в августе 1939 года, выпрыгнув из окна психиатрической больницы в Ницце.

Главой политотдела Волжско-Каспийской флотилии, а теперь Балтийского флота стала любовница Раскольникова Лариса Рейснер, которую Троцкий в письмах именовал «валькирией революции». За свою короткую жизнь Ляля прошла через постель двух десятков «замечательных людей» — Гумилёва, Луначарского, Троцкого, Раскольникова, Карла Радека и др.

Попав на Балтику, Ляля начала в Кронштадте и Петрограде устраивать грандиозные попойки, маскарады, представления. Кавалькады всадников из петроградской богемы во главе с Лялей скакали по улицам холодных и голодных городов.

Вместе с Раскольниковым с Каспия в Кронштадт прибыли бывшие помещики братья Кукели. Владимир стал заместителем командующего Балтфлотом, а Сергей — начальником тыла. Разумеется, оба были ярыми троцкистами.

«Ленинцев» в Кронштадте представлял комиссар Балтийского флота Николай Кузьмин. Толстый холёный барин до 1917 года был околобольшевистским литератором. В 1918—1919 годах служил в политотделах нескольких фронтов в качестве главного «расстрельщика».

Управлять флотом Раскольников не умел. Узнав о бузотёрстве команд «Петропавловска» и «Севастополя», Федя решил их наказать, отправив зимовать не как предусмотрено планом — в Петроград, а в Кронштадт. Останься эти линкоры в Петрограде, не было бы никакого восстания, а если б и случилась буза, она б закончилась через пару дней.

14 января 1921 года состоялось собрание кронштадтских коммунистов. В ходе «дискуссии о профсоюзах» за ленинскую платформу проголосовали 525 человек, а за троцкистскую — 96. Комфлота Раскольникова даже не выбрали в президиум. 23 января Раскольников подал в отставку и через пять дней укатил с Лялей в Сочи.

Вместо Раскольникова Троцкий назначил комфлотом Владимира Кукеля. Сменён Кукель был уже после начала мятежа — 9 марта. После подавления мятежа братьями Кукелями занялась ВЧК, но по требованию Троцкого их освободили. Разбираться с Кукелями позже пришлось НКВД.

27 февраля вечером делать было нечего, и матросы в кают-компании «Петропавловска» решили написать воззвание — «Даёшь Советы без коммунистов!» Представьте себе картину Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». А кто же был писарем?

Матрос Степан Петриченко был человеком грамотным — целых два класса! (С четырьмя классами в 1915—1917 годах производили в прапорщики). В ноябре 1917 года Петриченко стал Председателем Совета Народных Комиссаров Республики матросов и строителей острова Нарген. В феврале 1918 года, опасаясь немцев, глава Республики драпанул на буксире в Кронштадт, где устроился старшим писарем на линкор «Петропавловск».

1 марта на Якорной площади Кронштадта собрались матросы. Позже Петриченко будет утверждать, что их было 12 тысяч. Да им там и поместиться негде! Кто не верит, пусть посмотрит фотографии митинга в марте 1917 года. На самом деле было не более полутора тысяч матросов.

«Клёшники» поддержали резолюцию Петриченко. Власть в Кронштадте перешла к Ревкому из четырёх, а затем 15-ти человек, почти половина которых была из команд «Петропавловска» и «Севастополя».

Думали ли братишки, «как нам обустроить Россию?» Да они и не знали, что творится в России! Зато хорошо помнили весёлую жизнь в «незалежном» Кронштадте в марте-ноябре 1917 года.

А что делали большевики? Кто — ничего, а кто устроил гонки на льду. Во всяком случае, никто никакого сопротивления мятежникам не оказал. Тот же Кузьмин трясущимися руками отдал наган. А зря! Пока он сидел под арестом в Кронштадте до 17 марта, жена Юля ушла к «покорителю Кронштадта» товарищу Тухачевскому.

Первыми ледовую гонку начали товарищи из кронштадтской «чрезвычайки». 150 чекистов во главе со своим начальником Грибовым в полном составе без потерь добежали до Ораниенбаума.

Но уже к вечеру 2 марта Петриченко и Ко поняли, что они перепутали Ленина с Керенским, и что никаких переговоров о «незалежности» Кронштадта не будет. Что делать?

Степан Петриченко

3 марта Петриченко собрал на «Петропавловске» военный совет, в состав которого вошли бывшие офицеры Соловьянов, Арканников, Бурскер, бывший генерал Козловский и еще ряд лиц. Крепость и форты были разбиты на четыре боевых участка, разработан план мобилизации людских и материальных ресурсов, намечено взаимодействие сил и средств мятежной крепости и т. д. По окончании совещания Петриченко подписал, приказ о назначении Соловьянова начальником внутренней обороны крепости. Характерно, что этот приказ не был опубликован в «Известиях ВРК Кронштадта». Первый раз Соловьянов был упомянут в «Известиях» только 13 марта.

Господа офицеры, в отличие от Тухачевского и Ко, действовали весьма грамотно. Им очень помогли налёты британских торпедных катеров и самолётов на Кронштадт в 1919 году. После этого большевики отправили на Котлин и островные форты несколько десятков 76-мм полевых, противоштурмовых и зенитных орудий, а также сотни фугасов, управляемых по проводам, десятки тонн колючей проволоки и т.д.

Всё это офицеры грамотно распределили по фортам. Замечу, что вопреки сказкам служивых историков, естественных полыньей во льдах вокруг Кронштадта не было. Лёд в Кронштадте сходит в конце апреля — первых числах мая. А зима 1920/1921 года выдалась холодной. Все полыньи, в которых погибли десятки, если не сотни красноармейцев, были образованы взрывами фугасов, управляемых по проводам. Так, из четырёх пулемётных аэросаней «БеКа» при штурме Кронштадта в полыньях утонули три. Зато команда четвёртых получила ордена Красного Знамени.

Решающую роль в боях за Кронштадт с обеих сторон сыграла полевая артиллерия калибра 76—152 мм. Ну а корабельные и береговые установки калибра 152—305 мм действовали хуже некуда. Причём, опять же с обеих сторон. Так, в основную цель красно артиллерии — стоявшие рядом два линкора — попал всего один снаряд (в палубу «Петропавловска»). Главный результат артиллерийской дуэли тяжёлых орудий — 100-процентный расстрел всех стволов, участвовавших в битве за Кронштадт.

Попадание 305-мм снаряда на палубе линкора «Петропавловск» — единственный успех форта «Красная Горка».

С началом восстания в Кронштадт зачастило множество "туристов". Среди них полковник Генерального штаба Н.Н. Бунаков, лейтенант контрразведки Юденича А.А. Шмидт, генерал-майор Ю.А. Явид и другие. Товарищ Петриченко регулярно приглашал их на заседания Ревкома.

Так, к примеру, капитан 1 ранга барон В.В. Вилькен с 8 по 17 марта регулярно являлся в Ревком. Мало того, 12 марта барон выступил с речь на линкоре «Севастополь», где призывал выдвинуть лозунг: «Даёшь учредиловку!» В тот же день Петриченко согласился с оным лозунгом, правда, попросил дать несколько дней на «идеологическую подготовку» матросов.

Увы, большевики не дали писарю времени. 17—18 марта все кронштадтские форты были заняты Красной Армией. Петриченко бежал в Финляндию на автомобиле одним из первых. Там попытался сделать карьеру в белой эмиграции. Потом продолжил карьеру осведомителем в ОГПУ. В конце 1941 года стал работать на финскую разведку. В 1944 году получил 10 лет «по рогам» и умер в 1947 году в пересыльном лагере.

 

Александр Широкорад, военный историк, писатель, публицист - для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: https://yandex.ru

Нужно честно ответить себе на вопрос: почему за эти восемь лет деградировала Российская Федерация и сильно прибавила Украина? Секрет украинского успеха состоит в том, что западный мир - та его часть, что была заинтересована в…

Интервью

Фото: https://yandex.ru

Многотысячные демонстрации в Чехии и в Германии на фоне декларируемой западными СМИ и политиками решимости Европы идти до конца в борьбе с Россией и в поддержке Украины произошли для россиян как-то неожиданно. Можно ли их…

Коротко

Фото: https://yandex.ru

«Наша позиция предельно ясна. Мы не видим никаких рациональных причин гнаться за новым пакетом санкций, особенно если речь идет об энергетике. Для нас это четкая красная линия. Мы не хотим заставлять венгерский народ платить за войну, к которой он никак не причастен».

    Петер СИЙЯРТО, министр иностранных дел Венгрии

    На злобу дня

    Фото: https://yandex.ru

    "Целью обучения является не приобретение знаний, а дисциплина ума".

      Джон РЕСКИН, английский теоретик искусства, критик и публицист

      В новом выпуске программы Никита Михалков предлагает поговорить о том, почему ответ на вопрос «ради чего стоит жить?» стал своего рода лакмусовой бумажкой для каждого человека.

      Книжный

      Фото: https://yandex.ru

      В московском издательстве «Вече» на днях вышла книга известного российского военного историка Александра Широкорада «Нейтралы и союзники в войне против СССР. 1941—1945 гг.».  По политическим…

        Go to top