Новый год или «валютный хэллоуин»?

Будь у меня музыкальный слух и голос непременно бы затянул вслед за Вертинским : «Я не знаю, кому и зачем это нужно…». Этот вопрос невольно возникает конце практически каждого года на фоне предсказаний о неминуемом обвале рубля к новогодним праздникам. В зависимости от квалификации (а скорее фантазии) прогнозистов в этом году разброс особенно большой – от 500 до скромных 61-62 рублей за доллар.  

Заметим, что, если 500 действительно «крах», то 61-62 даже на подобие «резких изменений» не тянет – ведь сейчас котировки рубля колеблются вокруг 60, крайне робко и редко переступая эту черту. 

Теперь по существу. Все эти предсказания базируются на желеобразном фундаменте, к тому же имеющему небольшое отношение к реальному процессу курсообразования. Как водится, предсказатели привлекают в качестве аргументации вероятные изменения ставки Федеральной резервной системы США, изменения в этой связи денежных потоков в Россию и обратно, изменения цен на нефть не в нашу пользу и протчая и протчая.

О «протчем», изменяющем баланс спроса и предложения валют, упоминать даже неловко ввиду малозначительности. А о нефти и ставке пару слов сказать можно. Точнее задать пару вопросов. Какое такое особо сильное значение имеет ставка ФРС США для нашей экономки? Если не повторять заученные догматы, а подумать над реальным влиянием? Полагаю, ответ каждый сам может найти. Если не верим теории, то обратимся к практике (статистике), которая подтверждает, что изменение ставки ФРС на 0,25 процентных пункта (а на более за океаном и не замахиваются) на нашем рынке практически никак не сказывается. 

То же самое относительно нефти. Наши гуру от валюты все еще крутят пластинку с нехитрой мелодией «нефть-курс, курс-нефть». Помилуйте, пластинка безнадежно заезжена. Мы почти слезли с нефтяной иглы. Больше половины бюджета формируют не нефтяные доходы, больше половины доходов от внешней торговли поступает вовсе не от «черного золота». Ведь не просто так котировки пары валют (рубль-доллар) и изменения цен на нефть движутся разнонаправлено. 

Декабрь дал сторонникам мрачных прогнозов еще один козырь. Минфин собирается купить валюты почти на 204 млрд. рублей. (Очень хорошо заработали на нефти и выручку надо «упаковать» понадежнее и на «черный день», что, кстати сказать, далеко не бесспорно). Теоретически увеличение предложения товара (валюты) оказывает понижательное воздействие на цену (котировку). Но события происходят на практике, а не в учебнике. А на практике торговля растянется на период с 7 по 28 декабря, то есть ежедневно на биржу будет «отгружаться» 12-13 млрд.рублей. А это не более 6% от общего торгового объема. Конечно, котировки валют очень чувствительны к дополнительным объемам купли-продажи, и 6% немалая величина. Но на причину обвала никак не тянет! 

Не тянет по одной простой причине. Курс валюты, стабильность национальной денежной единицы определяется не событиями в денежной сфере, а фундаментальными макроэкономическим факторами. У нас они не блестящие, но уже не внушающие опасений. Но главное, находятся на пологой, но все-таки восходящей траектории – рост ВВП около 2% по итогам года, инфляция ниже 3%, дефицит бюджета, госдолг, резервы в рамках дозволенного и даже более того. Налицо все слагаемые устойчивости денег в стране. 

Так кому и зачем нужны валютные страшилки?

 

Михаил Беляев, главный экономист ИФРУ, ведущий аналитик Агентства СЗК

Мнение эксперта

Михаил Фридман: Блеск и нищета отечественного образования

Что такое наука сегодня? Зачем она нужна? Где ее можно встретить? Она является услугой или функцией? Должна ли наука оперативно и гибко реагировать на внешние запросы других социальных институтов? Следует ли ей быть политизированной и…

Интервью

Фото: Георгий Погорелов, Агентство СЗК

Главное политическое событие нынешнего года – безусловно, президентские выборы. И возникает такое ощущение, что в преддверии выборов власть фактически перестала обращать внимание на экономику. До сих пор нет внятной пенсионной системы, не отстроена налоговая система,…

Коротко

Владимир Мединский о качестве российского кино

"Неделю назад фильм "Пятьдесят оттенков серого" занимал 70%. Я не знаю, какие социальные задачи решает этот безусловный шедевр мирового кинематографа, но 70% сеансов наши киносети, естественно, это невидимая рука рынка, они ему отдавали, чем, естественно, обрушили целый ряд наших замечательных фильмов, находящихся сейчас в прокате. Я не могу не поднять вопрос, Ольга Юрьевна, о необходимости поддержки законопроекта (я говорю о поддержке кино), который бы ограничивал в процентном отношении число сеансов, выделяемых на один фильм".

    Владимир МЕДИНСКИЙ, министр культуры РФ

    Эрнест ХЕМИНГУЭЙ, американский писатель

    Биографический институт Александра Зиновьева провел выставку, посвященную 95-летнему юбилею советского и российского мыслителя, писателя, философа и патриота.

    Книжный

    Кинополитики. 13 опытов по герменевтике современного кинематографа

    Московское издательство «Совпадение» выпустило в свет книгу Павла Родькина, кандидата искусствоведения, доцента Высшей школы экономики, члена Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» «Кинополитики. 13 опытов по…

      Go to top