Версия для печати

Прогноз Банка России – второе издание «Отнять и поделить»?

Прогнозы наших уважаемых экономических ведомств конкретностью никогда не отличались. Предположения, отсутствие аргументации, слова ученые в изобилии, даже отстраненность и созерцательность. А вот конструктивизма, твердого обозначения намерений изменить ситуацию к лучшему, применения подходящего по этому случаю инструментария отыскать крайне трудно. Понятно, что в конце таких текстов, как правило, размещается ссылка на то, что документ подготовлен исследовательским подразделением. Мол, все вопросы к ним, ученым, теоретикам-мыслителям, а с них какой спрос. Позвольте, но ведь сии ученые мужи не независимые завлабы, а сотрудники вполне конкретных органов, призванных управлять экономическими процессами, с тем, чтобы общественная жизнь год от года улучшалась. 

В «лучших» (естественно, в кавычках) традициях аппаратных прогнозов составлен и последний (по времени) документ Банка России. Мегарегулятор предсказывает, что рост валового внутреннего продукта (ВВП) во второй половине года несколько замедлится до 0,3-0,4% в квартальном измерении (в первом и втором зафиксировано, соответственно, 0,6% и 0,7% даже с некоторым намеком на рост). Само по себе заявление не самое оптимистичное. Но царапнуло бесстрастное заключение, что эти цифры отражают «завершение восстановительной фазы роста». То есть запала хватило всего на два квартала? А почему? Почему уважаемое ведомство не сообщает, какие оно собирается предпринимать стимулирующие меры? 

И тут же дает ответ. Оказывается, экономика находится «вблизи потенциального уровня». В переводе на нормальный русский это означает, что все возможности движения вперед исчерпаны, стимулируй, не стимулируй, все равно ничего не получишь. А еще, оказывается, дефицит кадров и производственных мощностей. Действительно, это серьезные препятствия на пути экономического прогресса. Проблема дефицита кадров относится к компетенции ведомств, командующих образованием. Ну а производственные мощности располагаются  в сфере непосредственных интересов мегарегулятора. 

Если кто не знает или подзабыл, напомним, что производственные мощности (станки, оборудование, заводские коробки, комбайны и элеваторы) являются прямым следствием инвестиционного процесса. То есть вложения денежных средств. Предприятия могут получить их из трех источников: собственной прибыли, кредита и размещения ценных бумаг на фондовом рынке. Два последних (по порядку перечисления, но отнюдь не по значимости) находятся в прямом «подчинении» мегарегулятора. Допустим, в последние годы он был занят борьбой с инфляцией. Поэтому держал ключевую ставку на высоком уровне, зажимая заодно доступность кредитов, а, значит, сдерживая развитие. Но это дело прошлое. Сейчас–то инфляция побеждена. Почему же так робко и неохотно Банк (с большой буквы) ослабляет денежно-кредитный захват? (Аргумент насчет «инфляционных ожиданий» столь любимый мегарегулятором - не в счет вследствие своей научной и практической незначительности). И на это есть ответ - оказывается умеренно-жесткая денежно-кредитная политика не препятствует росту! «Не препятствует» - это, конечно, хорошо. А насчет «помочь» не подумали? Если «не препятствует» - то 0,4% с тенденцией к «снижению» и «исчерпанию», а если «стимулировать», создать благоприятный для бизнеса денежно-кредитный фон, то, может быть, побольше получится? 

Но нет. Логика мегарегулятора совсем иная, и он в ней последователен и тверд. Оказывается, рост выше 1,5-2,0% возможен только при условии структурных реформ. Каких, естественно, не уточняет. Но намек на их содержание можно найти в многочисленных проектах либерального толка. Там и про судебную систему, и про законодательство, и про защиту инвесторов, что само по себе бесспорно. Но самое главное кроется в тезисе, про разгосударствление и приватизацию. То есть распродажу государственных предприятий в частные руки. Вот когда эти «неэффективные» заводы и фабрики попадут к эффективным менеджерам, вот тогда и «заразвиваемся» ускоренными темпами. 

Второе издание «Отнять и поделить»? В свое время отнимали у немногих и делили между всеми. А теперь наоборот - отнять у всех (государства) и отдать немногим. Лет тридцать назад уже так сделали. Результат всем известен – и «многим» и «немногим».

 

Михаил Беляев, главный экономист ИФРУ, ведущий аналитик Агентства СЗК