Виртуальные деньги и криптовалюта - вовсе не одно и то же

Фото: https://www.cashcirculation.ru Фото: https://www.cashcirculation.ru

Неутихающий интерес к криптовалютам на днях был подогрет сообщением о готовящемся запрете сделок с этим финансовым инструментом в Китае. Российский Центральный Банк, выражаясь языком дипломатов, также высказался в том смысле, что повышенные риски пока не позволяют решить вопрос о криптовалюте в положительном ключе. Интернет–сообщество незамедлительно наполнилось возмущенными замечаниями продвинутых завсегдатаев мировой паутины по поводу того, что от коммунистического Китая иного ожидать было трудно, а вот российский мегарегулятор ассоциировали с более прогрессивной позицией.

Во всей этой истории печалит одно - высказываются все кому не лень, причем многих из них понять можно. В результате запрета (или отсутствия правовой базы) спекулянты теряют надежду на быстрый и легкий заработок (о рисках и потерях они, естественно, не думают), любители тайных и бесконтрольных переводов денег лишаются замечательного инструмента, обладающего этими двумя свойствами, айтишники вынуждены сократить эксперименты на этом поле. Не слышно только голоса серьезных экономистов. Причем не просто экономистов, а « экономистов-денежников», поскольку сфера денежного обращения весьма и весьма специфическая, требующая особых знаний о предмете, одной общей эрудиции тут явно недостаточно.

Попытаемся внести некоторую ясность, хотя бы по первой итерации. В настоящее время к криптовалютам относят все, что реализуется в электронной форме, без учета экономического содержания. Однако есть четкий водораздел между двумя группами денег, существующими в виртуальной сфере.

Первая группа – это традиционные деньги, принявшие неосязаемую электронную форму. Они прошли путь от товарной формы до нынешнего вида через золото или серебро (полноценные деньги), медь, шкурки белок и куниц с печатью правителя (на Руси), банкноты (вексель на банкира, опирающийся на две ноги – золотую и кредитную) и кредитные деньги (выросшие из вексельного оборота). Три последних типа были отпечатаны на бумаге, но бумажными деньгами не назывались. (Бумажные деньги – это не деньги, которые вышли из типографии, а деньги, которые выпущены под дефицит бюджета). То, что сейчас они выступают в электронной форме, не меняет их экономическую природу. Они остаются по своей сути (экономическому содержанию) традиционными деньгами. Их эмиссия осуществляется главным банком страны (эмиссионным центром), они регулируются в интересах общества и одновременно служат рычагом воздействия на хозяйство в интересах общества (денежно-кредитная политика). И против такого развития событий возражать было бы неразумно и непрофессионально.

Иное дело криптовалюты. Они выпускаются не до конца понятно кем, не вполне понятно на какой основе («волшебная» формула вовсе не доказательство), а, значит, являются «внешними» по отношению к национальной экономике. Их допуск на внутренний денежный (не товарный!) рынок, в денежный оборот несет реальную угрозу подрыву стабильности национального денежного обращения со всем вытекающим негативом. Спекулянты, поддерживающие криптовалюты, видят только прибыль. О существовании рисков для экономики они даже не подозревают. А ведь в этом-то всё дело. Или внутреннее денежное обращение находится под контролем или нет. Третьего не дано.

Второй слой проблем – попроще и поближе к повседневной практике. Допустим, криптовалюты признаны деньгами. Это значит, что в них можно формировать уставные капиталы банков, размещать на расчетных счетах предприятий. Но подавляющее большинство обращает внимание только на рост курсов биткоина, эфириума и иже с ними. И мало кто заметил, что они подвержены сильным колебаниям. Только за последние две недели были  отмечены очередные «проседания» котировок. Для спекулянтов это один из сбоев в игре, которые встречаются в практике сплошь и рядом, рабочие моменты. Для тех же, кто ведет реальную хозяйственную деятельность, это огромный риск и неопределенность, что еще хуже. Бизнесмен из-за колебаний криптовалюты не может точно понять, какими же ресурсами он располагает. Сегодня он считает, что у него есть некоторая сумма средств, которой он намерен рассчитаться за поставки. А завтра этих денег не хватает. Соответственно, простои в производстве, штрафы и другие неприятности.

И, наконец, когда ратуют за эмиссию криптовалют центральным банком, не учитывают одно обстоятельство. Эмиссия осуществляется уполномоченным на то органом в соответствии с законами (экономическими и юридическими). А уж в какой форме, бумажной или электронной - не столь важно. Современные деньги – электронные, да и существуют они в подавляющем большинстве в безналичной форме, в виде записи на счетах. По большому счету центральному банку нет нужды выпускать криптовалюту в ее «криптовалютном» смысле. Традиционные деньги в электронной (виртуальной) форме – кто ж спорит, это веление времени и диктат прогресса. А вот криптовалюта, лишенная экономического содержания, искусственная денежная единица тут вряд ли уместна в арсенале главного банка страны.

Иными словами, прежде чем рассуждать о достоинствах криптовалют, призывать к скорейшему переходу к криптовалюте, устранению всех преград, мешающих прогрессу в расчетах, следует твердо усвоить, что между виртуальными деньгами и криптовалютой лежит глубокая теоретическая и практическая граница. И лучше ее не пересекать.

Михаил Беляев, главный экономист ИФРУ, ведущий аналитик Агентства СЗК

 

Мнение эксперта

Фото: Солдаты испанской «Голубой дивизии» на оккупированной советской территории

Джордж Оруэлл в своей знаменитой антиутопии «1984» озвучил несколько тезисов, которым пользуется пропаганда в выдуманных им государствах для тотального оболванивания граждан. Один из них гласил: «Война — это мир, свобода — это рабство, незнание —…

Интервью

Михаил Делягин: Данные Росстата об экономическом росте или фальсифицированы, или искажены

Сегодня россияне живут словно бы в «королевстве кривых зеркал». В стране началась так называемая пенсионная реформа, главный смысл которой выразился в увеличении пенсионного возраста; повышен НДС; растут объём и количество государственных поборов и налогов; увеличиваются…

Коротко

Александр Дугин о специфике лидерства в сегодняшней России

"Он (Путин) как раз представитель народа во власти, а то, что его окружает — это люди 90-х, это наш позор и наша трагедия, наша боль. Они остаются такими и Путин ничего с этим не может сделать. Если бы Путин пришел к власти в ходе революции народной, тогда можно было бы сказать, что он в полной мере народный... Но Путин пришел на определенном компромиссе между элитой. Он пришел именно на основании этого компромисса, политических элит 90-х частью которых он являлся, он стал постепенно отвязываться от этого влияния элит... он делал символические действия колоссального значения, которые вызвали энтузиазм и поддержку народа.  То есть Путин частично оперся на народ, частично встал в оппозицию к элитам 90-х".

    Александр ДУГИН, российский общественный деятель, философ

    На злобу дня

    Эрик Хоффер о требовании Польши, свобода которой оплачена жизнью 600 тысяч советских солдат, взыскать репарации с России

    "Человек, кусающий руку, которая его кормит, обычно лижет сапог, который его пинает".

      Эрик ХОФФЕР, американский философ

      Член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Любовь Цой об исполнении песни «На подводной лодочке с атомным моторчиком» в Исаакиевском соборе 23 февраля.

      Книжный

      «Ракеты средней и меньшей дальности»

      На днях в московском издательстве «Вече» вышла книга военного историка и писателя Александра Широкорада «Ракеты средней и меньшей дальности». В октябре 2018 г. американский президент…

        Go to top