Виртуальные деньги и криптовалюта - вовсе не одно и то же

Фото: https://www.cashcirculation.ru Фото: https://www.cashcirculation.ru

Неутихающий интерес к криптовалютам на днях был подогрет сообщением о готовящемся запрете сделок с этим финансовым инструментом в Китае. Российский Центральный Банк, выражаясь языком дипломатов, также высказался в том смысле, что повышенные риски пока не позволяют решить вопрос о криптовалюте в положительном ключе. Интернет–сообщество незамедлительно наполнилось возмущенными замечаниями продвинутых завсегдатаев мировой паутины по поводу того, что от коммунистического Китая иного ожидать было трудно, а вот российский мегарегулятор ассоциировали с более прогрессивной позицией.

Во всей этой истории печалит одно - высказываются все кому не лень, причем многих из них понять можно. В результате запрета (или отсутствия правовой базы) спекулянты теряют надежду на быстрый и легкий заработок (о рисках и потерях они, естественно, не думают), любители тайных и бесконтрольных переводов денег лишаются замечательного инструмента, обладающего этими двумя свойствами, айтишники вынуждены сократить эксперименты на этом поле. Не слышно только голоса серьезных экономистов. Причем не просто экономистов, а « экономистов-денежников», поскольку сфера денежного обращения весьма и весьма специфическая, требующая особых знаний о предмете, одной общей эрудиции тут явно недостаточно.

Попытаемся внести некоторую ясность, хотя бы по первой итерации. В настоящее время к криптовалютам относят все, что реализуется в электронной форме, без учета экономического содержания. Однако есть четкий водораздел между двумя группами денег, существующими в виртуальной сфере.

Первая группа – это традиционные деньги, принявшие неосязаемую электронную форму. Они прошли путь от товарной формы до нынешнего вида через золото или серебро (полноценные деньги), медь, шкурки белок и куниц с печатью правителя (на Руси), банкноты (вексель на банкира, опирающийся на две ноги – золотую и кредитную) и кредитные деньги (выросшие из вексельного оборота). Три последних типа были отпечатаны на бумаге, но бумажными деньгами не назывались. (Бумажные деньги – это не деньги, которые вышли из типографии, а деньги, которые выпущены под дефицит бюджета). То, что сейчас они выступают в электронной форме, не меняет их экономическую природу. Они остаются по своей сути (экономическому содержанию) традиционными деньгами. Их эмиссия осуществляется главным банком страны (эмиссионным центром), они регулируются в интересах общества и одновременно служат рычагом воздействия на хозяйство в интересах общества (денежно-кредитная политика). И против такого развития событий возражать было бы неразумно и непрофессионально.

Иное дело криптовалюты. Они выпускаются не до конца понятно кем, не вполне понятно на какой основе («волшебная» формула вовсе не доказательство), а, значит, являются «внешними» по отношению к национальной экономике. Их допуск на внутренний денежный (не товарный!) рынок, в денежный оборот несет реальную угрозу подрыву стабильности национального денежного обращения со всем вытекающим негативом. Спекулянты, поддерживающие криптовалюты, видят только прибыль. О существовании рисков для экономики они даже не подозревают. А ведь в этом-то всё дело. Или внутреннее денежное обращение находится под контролем или нет. Третьего не дано.

Второй слой проблем – попроще и поближе к повседневной практике. Допустим, криптовалюты признаны деньгами. Это значит, что в них можно формировать уставные капиталы банков, размещать на расчетных счетах предприятий. Но подавляющее большинство обращает внимание только на рост курсов биткоина, эфириума и иже с ними. И мало кто заметил, что они подвержены сильным колебаниям. Только за последние две недели были  отмечены очередные «проседания» котировок. Для спекулянтов это один из сбоев в игре, которые встречаются в практике сплошь и рядом, рабочие моменты. Для тех же, кто ведет реальную хозяйственную деятельность, это огромный риск и неопределенность, что еще хуже. Бизнесмен из-за колебаний криптовалюты не может точно понять, какими же ресурсами он располагает. Сегодня он считает, что у него есть некоторая сумма средств, которой он намерен рассчитаться за поставки. А завтра этих денег не хватает. Соответственно, простои в производстве, штрафы и другие неприятности.

И, наконец, когда ратуют за эмиссию криптовалют центральным банком, не учитывают одно обстоятельство. Эмиссия осуществляется уполномоченным на то органом в соответствии с законами (экономическими и юридическими). А уж в какой форме, бумажной или электронной - не столь важно. Современные деньги – электронные, да и существуют они в подавляющем большинстве в безналичной форме, в виде записи на счетах. По большому счету центральному банку нет нужды выпускать криптовалюту в ее «криптовалютном» смысле. Традиционные деньги в электронной (виртуальной) форме – кто ж спорит, это веление времени и диктат прогресса. А вот криптовалюта, лишенная экономического содержания, искусственная денежная единица тут вряд ли уместна в арсенале главного банка страны.

Иными словами, прежде чем рассуждать о достоинствах криптовалют, призывать к скорейшему переходу к криптовалюте, устранению всех преград, мешающих прогрессу в расчетах, следует твердо усвоить, что между виртуальными деньгами и криптовалютой лежит глубокая теоретическая и практическая граница. И лучше ее не пересекать.

Михаил Беляев, главный экономист ИФРУ, ведущий аналитик Агентства СЗК

 

Мнение эксперта

Фото: https://canoe.com

В Польше продолжается снос наших памятников, в странах Восточной Европы все кому не лень называют нас оккупантами, немецкий историк призывает снести звонницу на поле танковой битвы Великой Отечественной войны под Прохоровкой… Интересно, до каких пор…

Интервью

Фото: Агентство СЗК

Закон и справедливость, их наличие или отсутствие, их несоблюдение и попрание, их соотношение и их противоречие – вечная тема для России. Причём, если закон трактуется всеми примерно одинаково как нормативно-правовой акт, устанавливающий границы возможного поведения,…

Коротко

Колинда Грабар-Китарович о самых прекрасных днях в своей жизни

«В то время я работала в Министерстве иностранных дел, где у нас было полно работы до и после операции «Буря» (когда из Хорватии было изгнано более 250 000 и убито 2500 сербов): мы тогда готовили сообщения для международного сообщества. Я хорошо помню эти моменты, это были великолепные дни, что-то неописуемое... (Хорваты) должны быть глубоко благодарны всем, кто участвовал в операции».

    Колинда ГРАБАР-КИТАРОВИЧ, президент Хорватии

    Роберт БЁРТОН, английский священнослужитель, писатель, ученый

    Программа Сергея Шаргунова «Двенадцать», посвященная 20-летию возвращения из изгнания выдающегося русского мыслителя, философа, писателя, художника Александра Зиновьева.

    Книжный

    «Секретные» пушки Кремля»

    Название спецвыпуска (журнал «Оружие» № 7/2019) «Секретные» пушки Кремля» вполне соответствует жизненным реалиям. Уже сто лет кремлевские пушки находятся в закрытой зоне Московского кремля. К…

      Go to top