В экономике надо не «ожидать», а действовать

Вместе с Министром финансов ожидаем в 2018 году рост нашей экономики на 2 процента. Конечно, это не требуемые для очередного «удвоения» продукта в обозримой перспективе 6-7 процентов, но и не пресловутые «околонуля», которые легко спутать со статистической ошибкой. Цифра вселяет оптимизм и надежду на ее увеличение в следующем отчетном году.

Но в экономике одних ожиданий, надежд и всеобщего оптимизма мало. Для достижения результата нужны конкретные действия. Они просты и всем известны – мероприятия по стимулированию производства, как на уровне государства, так и бизнеса. При этом не менее хорошо известно, что ничто так хорошо не продвигает производство, как инвестиции. Именно их объемы определяют темпы загрузки временно простаивающих мощностей (тех, которые еще сохранились) и ввода в строй новых. Иными словами, надо не «ожидать», а действовать, наполнять экономику инвестиционными ресурсами.

На начальном, «разгонном» этапе превалируют государственные вложения. Они создают инфраструктуру и благоприятный климат для бизнеса. Крупный бизнес получает опору для производства и уверенность в том, что индустриальный прогресс, заинтересованность в котором демонстрирует правительство не на уровне слов, а средств, рассчитан на перспективу. То есть и материальный и моральный фундамент. Малое предпринимательство, о котором любят рассуждать, как о спасительном направлении, также, наконец, обретает почву, на которой он может реально укорениться, обслуживая бизнес крупный, поставляя компоненты, узлы, а не выпекая пирожки в городе, населенном безработными. Таким образом (а другого просто не существует), наращивается ВВП, создаются рабочие места, производится продукция, решаются проблемы бедности и пенсионного обеспечения. В последующем, государство и бизнес (в смысле активности и даже объемов вложений) местами меняются. Государство, выполнив свою миссию «стартера» отходит на второй план.

Чтобы государство смогло запустить инвестиционный процесс, который раскрутит производственный механизм (в самом широком смысле, включая сферу услуг и финансы) нужны средства. Их никогда не хватает даже в самом богатом и благополучном государстве. А уж наши сетования по этому поводу стали общим местом практически всех выступлений всех экономистов, независимо от теоретических направлений, которые они представляют. И это правда.

Казалось бы, в таких обстоятельствах надо было бы заострить внимание на источниках таких средств, рациональном их использовании, применении каждого дополнительного рубля для наращивания экономического потенциала. Ан, нет. По мнению главного казначея, надо наращивать Фонд национального благосостояния. Потому, что в законе так написано: семь процентов ВВП. До 7 триллионов вместо нынешних 3,7 триллионов.

Во-первых, причем тут ссылки на закон? Нет, не в том смысле, что закон не надо выполнять. А в том, что закон этот отнюдь не скрижали Моисея. И текст можно переписать в соответствии с велением времени и стоящими перед страной задачами. А, во-вторых, значит, средства все-таки предвидятся. Причем немалые: если от целевой цифры отнять наличествующую, то получим 3,3 триллиона. (Напомним, что весь бюджет около 16 триллионов). Только не в экономику их направят, а в кубышку, которую распечатают, когда настанут «плохие» времена.

Вроде бы логично. На случай экономической непогоды резерв иметь необходимо. Но у англичан, которые в ненастье толк знают, говорят, что плохие времена наступают именно у тех, кто их усиленно ждет. В экономике будущее формируется действиями правительства, его заботой об укреплении хозяйства. Тогда и вероятность наступления экономического ненастья переходит в разряд гипотез. Причем туманных.

 

Михаил Беляев, руководитель аналитического центра «Fundery», ведущий аналитик Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: Фрагмент картины «Отчаянье, Старик в горе на пороге вечности», Винсент Ван Гог, 1890 г.

Всё–таки напрасно мы (простите, отдельные малосознательные элементы) порой занимаем критическую позицию по отношению к руководителям нашей экономики. На самом деле они люди слова. Сказали, что будут проводить непопулярные меры, и нате, пожалуйста! Налог на добавленную…

Интервью

Алексей Козырев: Россия – это тоже Европа, но другая Европа

У россиян старшего поколения понятие «философия» прочно ассоциируется с определением «марксистско-ленинская». Просто другой в советской действительно и не было, а эта «классовая», правильная пронизывала все поры тогдашнего общества. С тех пор немало воды утекло –…

Коротко

Валерий Рязанский о предложении отказаться от балльной пенсионной системы

"Сегодня на заседании президиума фракции Набиуллина, рассказывая о предполагаемой инфляции, называла цифры достаточно проблемные, поэтому, может быть, тема (отказа от балльной системы) сама собой уйдет. Если будет угроза повышенной инфляции, то лучше оставить балльную систему, потому что это защита от того, чтобы эти деньги не съедались инфляцией".

    Валерий РЯЗАНСКИЙ, глава комитета Совфеда по социальной политике

    На злобу дня

    Артур Шопенгауэр о пенсионной реформе и повышении НДС в России

    "Государство — не что иное, как намордник для усмирения плотоядного животного, называющегося человеком, для придания ему травоядного характера".

      Артур ШОПЕНГАУЭР, немецкий философ

      Почему в России нельзя повышать пенсионный возраст, а цифрам «средней заработной платы» можно доверять примерно так же, как средней температуре пациентов по больнице.

      Книжный

      «Война на Донбассе. Оружие и тактика»

      В московском издательстве «Вече» вышла в свет книга военного историка Александра Широкорада «Война на Донбассе. Оружие и тактика». Событиям на Донбассе посвящены десятки книг. Но…

        Go to top