Экономика: пациент пошёл на поправку

Фото: Кадр из мультфильма "Малыш и Карлсон" Фото: Кадр из мультфильма "Малыш и Карлсон"

Если оперировать не эмоциями, а статистическими данными и фактами, то есть все основания утверждать, что экономическая ситуация в прошедшем 2017 году изменилась  коренным образом. Прежде всего, экономика вошла, наконец, в зону роста. Это главное. Критики данного взгляда на вещи ссылаются на невысокие значения ростовых характеристик. Конечно, хотелось бы видеть более динамичные показатели, но переход от минуса к плюсу просто по определению не может быть скачкообразным.

Есть и другие макропоказатели, которые свидетельствуют о том, что преодолен спад (или кризис, если этот термин более привычен). В их числе – невысокий дефицит бюджета, с явными признаками и возможностями сокращения в ближайшем будущем, положительное сальдо внешнеторговых операций, сопровождающийся их расширением.

И дело не только в количественных показателях. Наконец-то наметилось оживление в промышленности, которая выросла на 1 процент. То есть валовой внутренний продукт расширился не благодаря сфере услуг или торговли, а реальному сектору. Во внешней торговле отошли от энергосырьевого «диктата». Про успехи аграрного сектора и оборонного комплекса лишний раз напоминать приятно, но даже излишне. А это уже сдвиги качественные.

Более того, впервые за последние годы «позитив» обязан не внешним факторам, типа рост цен на энергоносители. Объективные показатели, перечисленные выше, свидетельствуют о том, что несмотря на осложненные внешние обстоятельства (или, точнее, непривычные), экономика с ними справилась. Следовательно, можно сделать вывод, что перелому ситуации во внутреннем хозяйстве способствовали именно собственные усилия. Внешние осложнения лишь подчеркнули необходимость их включить, а не полагаться на «нормализацию» обстановки и не дожидаться возврата к прежним условиям. Тем более, что они канули в прошлое. Мир, окружающая политико-экономическая среда претерпели существенные и необратимые изменения.

К качественным переменам можно отнести и выход промышленности на позитивные темпы роста. Они, несомненно, вызывают чувство удовлетворения, но, к сожалению, не «глубокого». Дело не только в скромности показателя, а в том, что ростовой потенциал нашей промышленности не был исчерпан, что далеко не все стимулы и возможности были использованы и что потрачено немало времени на ожидание пробуждения «волшебных рыночных сил».

У нас укоренилась привычка смотреть на экономику исключительно сквозь призму денег и финансов. Действительно, использование денежно-кредитных инструментов позволяет управлять экономикой. Однако, необходимо отчетливо понимать, что денежные показатели являются отнюдь не самостоятельными, автономными компонентами экономики, а производными от фундаментальных процессов. Общее место в теории экономики гласит, что низкий курс национальной валюты способствует экспорту. Но это правило относится в современных условиях только к сырьевым товарам. Рынок готовых и особенно сложных изделий ориентируется не столько на цену, сколько на их функциональность, качество и прочие свойства, привлекающие потребителя. Так что постоянное повторение мантры о, якобы, полезности дешевой национальной валюты, как минимум непрофессионально.

Во времена фиксированных курсов «разрешение» международных регулирующих органов  на ступенчатую девальвацию давалось для того, чтобы экспортер получил возможность использовать дополнительный доход для модернизации производства и повышения конкурентоспособности. В большинстве случаев такая логика оставалась на страницах учебников без практических последствий. Похоже, мало что изменилось и в эпоху плавающих курсов.

Наметившиеся хозяйственные успехи в значительной части определены государственными расходами. Например, непосредственно в экономику направляются немалые средства. Существенную поддержку получает оборонный комплекс. Этот раздел расходов финансового плана традиционно подвергается критике со стороны либералов, которые не в силах понять, что на этом индустриальном участке еще сохранились работающие производственные мощности, которые «откликаются» на финансовую заботу. Про мультипликативный эффект знают даже студенты. Да и геополитическая обстановка вынуждает нас внимательнее относится к производству вооружений. Военное производство обладает еще целым рядом особенностей, которые не всегда попадают в поле зрения – культура и точность производства, повышенные требования к квалификации рабочей силы и инженерному корпусу, прямой выход на науку.

Если не ограничивать анализ лишь бюджетными рамками, то можно увидеть фонды поддержки промышленности, не говоря о сельском хозяйстве. В этом же направлении работают «социальные» статьи, укрепляющие конечный спрос. Можно говорить, что такие статьи могли бы быть и попросторнее. Однако, надо отдавать себе отчет в том, что расходные статьи бюджета ограничены величиной доходов. И к этой части главного финансового плана есть вопросы. Стоит ли в период, когда настоятельно требуется стимулирование экономики столь жестко придерживаться принципа непременного балансирования бюджета? О неконтролируемом дефиците никто не говорит. Но «бюджет развития» (а именно такой нам сейчас требуется) по определению не может быть строго сбалансированным. И инструментарий существования в условиях дефицитно бюджета существует и с успехом апробирован в ряде стран. Неплохо бы к этому опыту присмотреться.

Именно с этих позиций открыта для конструктивной критики практика налогообложения. Строго нацеленная на балансирование бюджета, она на деле зажимает производство, бизнес. В таких условиях трудно рассчитывать на динамичный рост и увеличение доходов бюджета в будущем. Иными словами, стратегия приносится в жертву тактике, что вряд ли можно считать безоговорочно правильным.

В современных условиях недопустимо пассивно наблюдать за развитием событий, рассчитывая, что лучшие времена наступят сами собой, подобно смене времен года. Будущее рукотворно. Поэтому, если мы хотим поддержать и упрочить сформировавшиеся позитивные тенденции в экономике, необходимо активно включаться в его создание.

Экономическое развитие обусловливается продуктивным взаимодействием государства и бизнеса. Государственная экономическая политика должна быть перенацелена с второстепенных мишеней (таких как, укрощение инфляции ценой подавления активности в экономике) на центральные - стимулирование бизнеса. Современная «умеренно-жесткая денежно-кредитная политика», совершенно очевидно такому направлению развития не способствует. Нынешние экономические показатели - результат не управления, а свойства экономики адаптироваться к практически любым даже осложненным условиям. Наверное, настало время создать, наконец, для экономики условия «благоприятные», а не жесткие, пусть даже в «умеренном» варианте. Тогда и результат будет более оптимистичный.

Михаил Беляев, руководитель аналитического центра «Fundery», ведущий аналитик Агентства СЗК

Мнение эксперта

Мария Полякова: За отсутствие идеологии рано или поздно придётся платить

Пока все СМИ страны детально поласкают резонансное убийство отца тремя замученными им дочерями, Первый канал атакует население колоссальной пропагандой пенсионной реформы. Ежедневно, каждое утро, в дневное и вечернее время пропаганда Первого канала выдает очередную порцию…

Интервью

Фото Георгия Погорелова, Агентство СЗК

Сегодня со всей очевидностью становится понятно, что у нас в России ощущается острый дефицит мировоззренческих подходов к осмыслению окружающей нас действительности, нет понимания ближних и тем более отдаленных целей развития общества. Более того, мы не…

Коротко

Александр Шохин о том, что проще "трясти" население, чем кошелек крупного бизнеса

«Изменение фискальной нагрузки негативно отразится на финансовых рынках. "Разовое" снижение капитализации российского фондового рынка, учитывая текущие уровни оценки российских компаний, может составить до трех триллионов рублей. Акции металлургических и химических компаний уже снизились на фоне предложения изъять их сверхдоходы».

    Александр ШОХИН, глава Российского союза промышленников и предпринимателей

    На злобу дня

    Иосиф Сталин о смысле американских санкций против России

    «Говорят, что капитал может жить по-другому, что разорение слабых – это вина руководителей, что это не приговор системы. Подобное неверно. Средняя прибыль - есть низший предел рентабельности, а ниже него, капиталистическое производство становится невозможным. Иными словами, смешно думать, будто бы воротилы современного монополистического капитала, захватывая страны и превращая их в колонии, порабощая народы и затевая войны, будут стараться обеспечить себе всего лишь среднюю прибыль. Нет, не средняя прибыль, и не сверхприбыль, а именно максимальная прибыль, не считающаяся почти ни с чем, и является основой западного капитализма. А необходимость получения максимальных прибылей толкает его на различные рискованные шаги. Систематическое ограбление колоний и других отсталых стран, превращение независимых стран в зависимые, организация войн, нестабильности и вражды, при первых признаках трудностей вновь окажутся для этих воротил безальтернативными. Капитализм, не знает, как жить иначе, кроме как гоняясь за извлечением максимальных выгод, а потому попытки завоевания мирового экономического господства продолжаться, и любой, кто будет ему угрожать окажется под ударом».

      Иосиф СТАЛИН, руководитель Советского государства

      Предложенная правительством пенсионная реформа приведет к росту социальной напряженности и возникновению серьезных социальных рисков.

      Книжный

      Журнал «Аврора», выпуск №3–2018 г.

      Третий выпуск журнала «Аврора» за 2018 год вышел и поступил в продажу.   Рубрику «Проза» открывает Ольга Аникина. Ее рассказы «Мулибак» и «Самсон» станут настоящими…

        Go to top