Инфляция: кто виноват и что делать?

Фото: https://yandex.ru Фото: https://yandex.ru

Разгон инфляции начали замечать с весны. Сейчас темп этого экономического бедствия достиг почти 8 % с признаками дальнейшего ускорения (особенно в преддверии новогодних праздников), что вызывает беспокойство и у потребителей и у специалистов. Вопрос: «Что делать?» становится все более актуальным и острым. Но сначала надо ответить на вопрос, что провоцирует инфляцию. В зависимости от ответа на вопрос «Кто виноват?» и должно быть выписано средство, сдерживающее всеобщее подорожание товаров и услуг.

Большинство, не занимающихся специально проблемами денежного обращения, полагают, что инфляционный рост цен вызывается переполнением каналов денежного обращения избыточной денежной массой в результате безудержной эмиссии. Денег при стабильной товарной массе становится больше, они теряют свою покупательную способность, что и отражается на ценах.

Однако это устоявшееся и, казалось бы очевидное представление об инфляции, не столь однозначно. Пересмотр теории был вызван практикой и реальными событиями в экономической жизни. Так, в 70-е годы прошлого столетия статистика западного мира (цены в СССР отличались стабильностью) зарегистрировала ускоренное подорожание товаров в условиях строгого контроля за выпуском денег и практически нулевых темпов роста экономики. Явление было абсолютно новым и вызвало пристальное внимание экспертов. Тщательно исследовав цифры и факты, они пришли к двум новаторским выводам. Первый – инфляцией стоит называть любой (подчеркнем, любой) рост цен, а не только имеющий место в результате наводнения рынка деньгами (как наличными, так и безналичными). А второй – вызываться он может не только денежными факторами, но и другими. В качестве главного они указали на действия монополий.

Крупные компании в ранге монополий коренным образом изменяют механизмы рынка и, соответственно, ценообразования. Гиганты отнюдь не подчиняются рыночным условиям (в частности уровню цен, который складывается в результате баланса спроса и предложения), а напротив, формируют его в своих интересах. А интерес только один – получение повышенной прибыли, которая целиком и полностью зависит от цен. Тезис: «Чем выше продажная цена, тем выше прибыль» ни доказательств, ни разъяснения не требует. Для повышения цен монополии используют любые предлоги – удорожание топлива и энергоносителей, повышение мировых цен, санкции и многие другие. Большинство этих «факторов» действительно влияют на цены, но отнюдь не в той степени, в какой монополии переписывают ценники на свои товары. Например, сейчас в широком ходу «объяснение» нашей инфляции тем, что США запустили печатный станок, что вызывает инфляцию в глобальном масштабе. Станок там действительно работает, но в самих США инфляция только на уровне 5 %, а наша связь с товарным международным рынком, хоть и присутствует, но не настолько плотно, чтобы раскручивать ценовую спираль внутри российского рынка.

Виновник вроде бы найден. Но это вовсе не значит, что рецепт не будет дискуссионным. Так, значительное число экспертов (по крайней мере, имеющих доступ к СМИ) полагают, что для сдерживания цен надо оказать поддержку производителям и оптовому звену. Такие мероприятия, по их мнению, будут способствовать увеличению предложения товара на рынке, что снизит цены. Такой механизм действительно мог бы действовать, если бы применялся на классическом рынке, где присутствует множество торговцев (производителей). В этом случае увеличение объемов торгуемых товаров приводит к снижению цен.

На монополизированном рынке работает другой закон. Это уже не рынок, где действуют много компаний, среди которых одна большая, которая подчиняется общим для всех правилам. Это рынок, ситуацию на котором диктует эта самая большая компания, а остальные подчиняются. Увеличение поставляемого на рынок товара, удешевление  продукции оптовиков на монополии никакого впечатления не производят. Они озабочены только своей прибылью, что им неплохо удается. Таким образом «виноват» не тот , кто производит, а тот, кто ставит товар на полку магазина и снабжает его соответствующим ценником. В нашей экономике большинство отраслей, ориентированных на конечное потребление, монополизированы со всеми вытекающими инфляционными последствиями.

Конечно, самое действенное лекарство от инфляции – восстановление конкурентных отношений. Но на практике этот теоретически неоспоримый и радикальный метод осуществлению не поддается. Допустим, в населенном пункте действуют две-три сетевые компании. Они полностью удовлетворяют спрос местных жителей, и места для конкурента там уже нет. Да и новичок туда не пойдет – это слишком дорого. Вложения в инфраструктуру, оборудование, «ценовая война» с теми, кто там уже укоренился….Издержки немалые. А результат далеко не очевиден. Конечно, может прийти некий гигант, который, не считаясь с затратами, вытеснит «старожилов». Но рынок-то от этого не изменится. Он как был под властью монополий, так и останется. Только прибыль будет идти в другой карман. Не помогут и мириады мелких торговцев. Они не только не сопротивляются повышению цен, а напротив, укрывшись под «ценовым зонтиком» крупных торговых центров с удовольствие продают свою продукцию по «привычной» для потребителей стоимости.

Но если нет конкуренции, аппетиты монополий урезонивает специальное ведомство. Причем оно ограничивает не цены (что, по мнению, ряда специалистов может привести к дефицитам), а именно аппетиты монополий, позволяя им довольствоваться средней нормой прибыли, не допуская  получение сверхприбыли. Аппетиты ограничиваются вовсе не потому, что компания получит сверхприбыль, а потому, что монопольная (по сути «антирыночная») цена ломает пропорции рынка, нанося существенный вред экономике. Таким образом, сдерживание монопольных цен работает не против рынка, а, наоборот, защищает его.

Разумеется, в борьбе с инфляцией нужно помогать и производителям, и регулировать цены на уровне оптового звена. Но необходимо, наконец, набраться решимости и сделать еще один шаг вперед по цепочке ценообразования. А именно дойти, наконец, до главного виновника – розничного торговца-монополиста.

Михаил Беляев, ведущий аналитик Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: https://yandex.ru

Неприятно резанула глаз одна из недавних новостей. Эксперт Российской академии народного хозяйства и государственной службы сообщил, что россияне стали меньше есть. В стране снизилось потребление продуктов питания, которое началось ещё в 2014 году и сейчас…

Интервью

Фото: https://yandex.ru

В условиях инфляции и кризиса, в которых ныне пребывает Россия, рост цен наблюдается на все - продукты питания, товары повседневного спроса, услуги и на жилье. В том, что касается повышенных цен на недвижимость, много неясного.…

Коротко

Фото: https://yandex.ru

«Я считаю, что мы их удивили и напугали. Они боятся, если мы действительно реализуем целый ряд мер, восстановим патрулирование подводных лодок и самолетов с ядерным оружием на борту до уровня холодной войны. Или, например, мы понастроим с десяток боевых железнодорожных ракетных комплексов «Баргузин», которые будут туда-сюда ездить. А этого американцы крайне боятся».

    Сергей МИХЕЕВ, политолог

    На злобу дня

    Фото: https://yandex.ru

    «Общество ничего не видит, потому что его держат в состоянии глубокого гипноза. Никогда ещё народ не был таким тёмным, как сейчас. Человеку не дают шанса остановиться и осмыслить происходящее. Нескончаемые сериалы, один тупее другого, пошлая эстрада, похотливые или агрессивные фильмы, аккуратно воздействуя на подсознание, культивируют дух эгоизма и насилия. Нормальный человек за короткий промежуток времени превращается в беспринципное животное, ведущее абсолютно бессмысленную жизнь».

      Сергей КАПИЦА, советский физик, телеведуший, просветитель

      Эксперты обсуждают цифровую реальность и опасности, связанные с развитием технологий искусственного интеллекта.

      Книжный

      Фото: https://yandex.ru

      В издательстве «Вече» в серии «Анатомия спецслужб» вышла книга известного российского военного историка и писателя Александра Широкорада «Семнадцать мгновений российской разведки. Остались в сильном подозрении». …

        Go to top